Вы не зарегистрированы

Авторизация



Интеллектуальные инновации в мировой истории

Людмила Юрьевна Иванова
Фото пользователя Людмила Юрьевна Иванова
На сайте с: 10/01/2009
Пользователь в офф-лайн. Последнее посещение 1 год 47 недель назад.
Интеллектуальные инновации в мировой истории

В сборнике "Вестник образования России" за апрель  №8 есть статья Л.Н. Духаниной "Где разместить Российскую "Кремниевую долину" и как найти "точки роста" отечественной модернизации?"

Возможно,  эти материалы будут интересны участникам ОК. Особенно моё внимание привлекли схемы (таблицы, диаграммы). 

Часть статьи привожу здесь, остальное в прикреплённом файле.

 

ГДЕ  РАЗМЕСТИТЬ РОССИЙСКУЮ «КРЕМНИЕВУЮ ДОЛИНУ» И КАК НАЙТИ «ТОЧКИ РОСТА» ОТЕЧЕСТВЕННОЙ  МОДЕРНИЗАЦИИ?"
 
 Д.Н, ДУХАНИНА, член Общественной палаты РФ, директор школы «Наследник» (г. Москва), доктор педагогических наук
Стоящая перед государством и обществом проблема модерниза­ции имеет ясно очерченный гуманитарный аспект. При этом, речь должна идти не только о тех задачах, для осмысления которых требуется активное привлечение специалистов - гуманитариев - философов, культурологов, социологов, историков и т. д. Важнейшим ракурсом  рассмотрения модернизационных программ является ракурс политики. Любопытно, что разные модернизационные сценарии имплицитно «содержат в себе» и разные формы образовательной политики. Если при одних сценариях модернизационного развития происходит поиск: инновационного в существующей отечественной культурной традиции, вобравшей в себя как негативный, так и позитивный опыт модернизационного развития страны, то в других сценариях предполагается воздействие государственной политики, «локализация» модернизационных инициатив, «привязка к местности» соответствующих программ взращивания инновационной, креативной среды. Этот второй сценарий можно назвать «сценарием создания «кремниевой по следам недавнего выступления замглавы Администрации Президента В. Суркова по этой теме.
С позиций образовательной политики, упрощенно говоря, раз-двух обозначенных сценариев выглядит следующим образом: пересмотру и реформам подвергается российская система об-в целом, на нее возлагается нагрузка ло «взращиванию» инновационного мышления во всем российском обра­зовательном пространстве, и тогда системные изменения касаются методик, содержания образования и критериев оценки; либо мы говорим о создании «креативных сред», «точек роста» интеллек­туального потенциала, наделенных миссией стать локомотивами модернизационных изменений в стране, и тогда сокращаются из­держки по преодолению системной инерции всей сферы образова­ния, и государство инициирует создание альтернативной системы образовательной политики. «Одна страна, две системы» - пожалуй, этот известный принцип справедлив для второго сценария, предполагающего создание отечественной «кремниевой долины», модернизационный сценарий достаточно в свои рамки проходящие сейчас реформы образования в тех их частях, которые касаются обновления стандартов, усиления прозрачности образовательной системы, мобильности учащихся и эффективной работы социальных лифтов. Второй же «содержит в себе» совершенно другие критерии политики, несмотря на наличие образцов и примеров подобных замыслов у нас в стране (по сути нечто похожее реа­лизовывалось при строительстве «наукоградов» в советское время, некоторые схожие принципы можно найти в создании «свободных экономических зон» конца 80-х - начала 90-х,  словом, второй сценарий ставит перед образовательным  сообществом новые вопросы и задачи, которые мне кажутся небесспорными, каким бы спорным не был бы сценарий сам по себе.  «создание» пресловутой «кремниевой долины»? Мож­но ли взрастить полноценную «креативную среду» или все усилия сведутся к созданию «потемкинских деревень»? Будет ли идти речь о простом переименовании уже существующих академических и научных институтов, или о создании чего-то принципиально нового? Можно ли так «настроить» государственную административную систему, чтобы она не потеряла своей управленческой эффектив­ности, но при этом обрела бы чуткость к инновациям, гибкость в вопросах оценки интеллектуального потенциала? Возможно ли вообще создание силами государственной машины «белых городов в пустыне» — не просто зданий и инфраструктуры, но интенсивного обмена идеями, воплощенного в реальность края» модернизационных программ?
И - обратная сторона обозначенных вопросов: насколько планирование подробных «зон интеллектуального прорыва» может
учитывать интеллектуалоемкость региона, местные традиции — или же речь идет об «освоении целины», о создании «с чистого листа» будущей креативной среды?
Ниже я предлагаю рассмотреть второй сценарий — сценарий российской «кремниевой долины» — с точки зрения проблематики одаренности как составной части образовательной политики, а также расширить и углубить обозначенные вопросы, начать размышлять над ними.
«Креативная среда», «кремниевая долина» — это не только и не столько пространственная концентрация интеллектуалов, уже получивших признание и занимающих самые высокие позиции в табели о рангах. Скорее, это «плавильный котел» идей и возмож­ностей, привлекающих тех, кто только добивается признания, кто жаждет реализовать свои способности, самоутвердиться в профессии,
«испытать на прочность» свое призвание.          
    Понятие «креативной среды» и соответствующих методик оценки креативности городов, районов, регионов уже на протяжении трид­цати лет достаточно интенсивно обсуждается за океаном. В США, пожалуй, начало этих дискуссий приходится на исследование «креа­тивной среды» клуба «Белая.Лошадь» в Нью-Йорке, а апофеозом этих разработок могут служить работы Ричарда Флориды о креатив­ном классе и. креативных городах - работы, отличающиеся простотой изложения и предлагающие целый набор «индексов креативности» городов, регионов и стран. Нельзя сказать, что в современной России нет мест, отвечающих «индексам креативности», например, _ Ричарда Флориды; немало регионов, в которых «креативная среда» отчетливо чувствуется и распознается. «Дух места», особые регио­нальные традиции взращивания и продвижения талантов — такая же неотъемлемая характеристика большого числа российских городов и регионов - как и ощутимая разница этих традиций.
Есть ли «индексы креативности», методики оценки интеллек­туального потенциала регионов, признаваемые научным и педа­гогическим сообществом, способные стать важными ориентирами для власти?                          
  Хочу заострить последний вопрос: а судьи — кто? Может, само научное, равно как и педагогическое сообщество, не являются ис­тиной в последней инстанции, а подвержены тем же самым болез­ням «пиара региона», острой и личностно переживаемой проблемой региональной самоидентичности, — факторами, затрудняющими «судейство». Нередко в потоке информации, поступающей с мест и касающейся региональных успехов и достижений, объективные критерии оценки заменены вопросами политики, эффективного управления регионом, спекуляциями на проблемах «региональной уникальности» и подчинены задачам регионального лоббизма. •
Можем ли «мерить единой линейкой» интеллектуальный по­тенциал регионов, вклад выходцев с различных городов и районов страны в некую общую копилку отечественного интеллектуального достояния? И поддается ли вообще измерению такая материя, как «креативная среда»? Найдем ли мы одаренных людей, способных осуществить модернизационный прорыв в тех городах и школах, в которых максимальное число отличников и медалистов?
Занимаясь проблематикой одаренности, интеллектуального потенциала России в рамках программы выявления и поддержки одаренных людей в стране, я на определенном этапе разработок подошла к необходимости обсуждении этих вопросов с позиций государственной политики. Речь идет об обобщении и методологи­ческом синтезе различных наработок по проблеме одаренности, о создании особых представлений, понятий и категорий, позволяющих найти «золотую середину» между авторскими педагогическими ме­тодиками выявления одаренности и унифицирующими критериями успешности образовательного процесса в целом, а также учесть особую интеллектуальную среду, способствующую работе педагога и позволяющей раскрыться способностям ученика, Для выстраивания инфраструктуры одаренности, регионального «образовательного и креативного паспорта» нужно перевести ситуацию общения педагог-ученик (вариант: талантливый ученик — грамотный педагог) в понятия «интеллектуальной среды». При этом собственно краеугольный камень образовательного процесса - ситуация общения учителя и ученика - имеет многообразные формы и характеристики, которые при специальном усилии можно свести к некой типологии подобных ситуаций, к ярко выраженным типам такого общения, приемлемым в данной культуре. Старая как мир «ячейка образовательного про­цесса», фундамент трансляции культуры — передача основ мировоз­зрения от учителя к ученику — должна найти наиболее подходящие формы самоорганизации в социуме, и наоборот: управленческая вертикаль и общество должна максимально бережно «встроить» в свою деятельность наиболее эффективные типы обозначенной педагогической ситуации учитель-ученик. В процессе экспликации, выведения вовне ситуации, очерчен­ной рамками «учитель-ученик» встает вопрос об «управленческой чуткости», о традициях администрирования и государственного менеджмента, при которых принято максимально полно учитывать специфику образовательного процесса. То есть о тех традициях управления, в которых не «теряются» образовательные цепочки и различные типы ситуаций «учитель-ученик» не выпадают из
управленческого контура. Когда управленческий механизм может не только выполнять стандартизированные функции, но настраиваться на индивидуальные траектории, на запросы участников процесса по выявлению и поддержке талантливых людей. 
 
На каком уровне государственной вертикали реально ставить задачи по формированию интеллектуального потенциала, по вы­явлению и поддержки одаренных людей: район, город, субъект Федерации, вуз или федеральный округ?

 
 
Быть может, не до конца использованы возможности инсти­туциональных научных структур, и наука сможет «раскрыться», «освоить» новые формы интеллектуального поиска, такие как экс­пертные сети, форсайт - разработки, наконец-то включит в свою орбиту одаренных школьников, начнет активно работать с системой дошкольного образования.
Задача осложняется еще одним фактором — особой российской рефлексией собственных способностей, теми традициями размыш­ления о своем предназначении, когда принято различать и даже противопоставлять собственно талант, дар или способности и успех, признание, социальную самореализацию. Вопрос о «потаенном даре», «сокровенных способностях», особой тайне человеческого предна-, значения, нередко противопоставляется траекториям и жизненным стратегиям, направленным на успех.

Таблица  первой семерки региональных научных центров по частоте цитирования статей

 

Регион                                     Число публикаций                                               
Москва и область 277 777 (100 000 - область)
Санкт -Петербург с Ленинградской областью 87 734
Новосибирск 53 381
Нижний Новгород 11 233
Екатеринбург 10 276
Томск 7 679
Казань 6936

 

 
 

 

Комментарий был изменен с момента создания (zsad1975lu, чт, 29/04/2010 - 21:44).

С уважением Иванова Людмила Юрьевна, г.Новосокольники