Вы не зарегистрированы

Авторизация



«Ломоносов» земли торъяльской.

Фото пользователя Елена Евгеньевна Петухова
Submitted by Елена Евгеньевна Петухова on пн, 29/12/2014 - 10:11

«Ломоносов» земли торъяльской.

Н.Т. Пенгитов – детство и юность.

Имя нашего земляка, видного марийского ученого-языковеда Николая Тихоновича Пенгитова, которому в этом году исполнилось бы 100 лет со дня рождения, хорошо известно любому человеку, причастному к филологическим наукам.

Родился будущий лингвист 28 марта 1914г. В деревне Старокрещено (Крешын Руй) ныне Новоторъяльского района в крестьянской семье. Родители его были крестьяне-середняки, неграмотные. Отец, Тихон Никитич, не занимался никакими промыслами, в летнее время пастушил скот в своей деревне. Мать, Анастасия Григорьевна, была домохозяйкой. В те годы марийскому крестьянину жилось нелегко. Нелегко прошли детство и юность Николая Тихоновича. Ему с раннего детства приходилось много работать, зарабатывать на хлеб, пастушить с утра до вечера, выполнять  различную тяжелую работу, а учиться времени оставалось мало. Приходилось терпеть и голод и холод. Поэтому в начальную школу стал ходить лишь с десяти лет. Но любознательного юношу тянуло к неизведанному, пытливый ум жаждал знаний.

Николай Пенгитов учился в Ошканерской начальной школе. После окончания школы учился в Староторъяльской школе. Общежития при школе не было. В школе не готовили горячих завтраков. Николай жил на частной квартире у крестьян деревни. У отца не было денег для платы за квартиру сына. Он хозяевам квартиры плел лапти. После окончания 5 класса отец ему как-то сказал: «Сынок, мне тяжело содержать тебя в школе. Сколько не учись, мариец в люди не выйдет, хватит, поучился. Включайся в крестьянскую жизнь земледельца, животновода. Из тебя выйдет хороший мужик».

Николай Тихонович любил посещать избу-читальню – прочитать газеты и журналы, брать книги домой для чтения. В газете «Марий Эл» он как-то заметил, что в городе Яранске открывается педтехникум на базе 4 – 5 классов и второе подготовительное отделение на базе окончивших 5 – 6 классов.

Мать собрала Николая в дорогу: три каравая хлеба, несколько морковок и бушмы.

Из своего личного запаса ан дорогу мать дала сыну 3 рубля 50 копеек. В холщевой рубашке, в белых холщевых штанах, в старой отцовской кепке, в лаптях, с котомкой за спиной пошел Николай Пенгитов в путь-дорогу дальнюю. Он до этого, кроме своей деревни Ошканера, нигде не бывал. По пути в деревнях он спрашивал свой маршрут. Первую ночь переночевал в марийской деревне за селом Никулята. Тогда за ночевку с питанием брали 5 копеек. Но с него хозяева ничего не брали. Но ещё на дорогу дали полкаравая хлеба, луку, вареной картошки и несколько штук вареных куриных яиц. Ему пожелали большого счастья на вступительных экзаменах. На вторую ночь он остановился в одной марийской деревне около Яранска.

Парни и девушки под вечер в этой деревне вышли петь песенки, поплясать под гармошку. Николай устал в пути и присел на бревно отдохнуть. Парни и девушки его стали расспрашивать: кто да откуда, и куда, зачем идешь. И Николай все рассказал. Один добрый парень и спрашивает:

- Ты в Яранске раньше бывал?

- Нет.

- Где педтехникум находится, знаешь?

- Нет.

- Куда же ты, на ночь глядя, идешь в незнакомый город. Пойдем к нам, переночуешь, а утром в путь-дорогу. Мы тебе расскажем, как найти педтехникум.

Хозяева оказались добрыми, накормили ужином, завтраком.

20 августа 1929 года начались экзамены. Диктант Пенгитов написал на «5». На второй день – математика письменно. Он решил задачи и примеры на «4». Через три дня построение во дворе педтехникума. Зачитывают приказ директора о зачислении на подготовительное отделение №1 и №2. Слышит: «Пенгитова зачислить».

Условия в подготовительных отделениях: стипендия – 9 рублей в месяц, хлеба – 800 г. на день. Кормили обедом раз в день: суп картофельный с растительным маслом, картофельное пюре или каша. Хлеб съедали утром и в обед, а на вечер, на ужин, ничего не оставалось. Стипендию на руки не давали. Её удерживали за общежитие и питание. Бедные мальчишки на ужин ходили в городскую столовую собирать остатки хлеба и объедки на столах и тарелках.

За один год Пенгитов окончил подготовительное отделение успешно. И был зачислен студентом 1 курса педтехникума. Он получил стипендию за 2 месяца. А это 18 рублей. На эти деньги он купил пару ботинок, матерчатые шаровары, ситцевую рубашку и дешевую кепку. На 1 курсе педтехникума стипендия была уже 15 рублей в месяц. В техникуме организовали учебно-жилищную коммуну. Собирали определенную сумму денег со студентов. На базаре купили лошадь, кормили 3 – 4 недели отходами из студенческой столовой. Потом забили на мясо. Теперь студентов кормили два раза в день: суп мясной и гуляш, или котлета с мясом. Теперь студенты не стали ходить в городскую столовую собирать милостыни на ужин.

В педтехникуме хорошо была поставлена военно-спортивная работа, художественная самодеятельность. Пенгитов играл на шувыре (пузырь, волынка), его друг В.Н. Шабруков на барабане, а Н.Д. Лопатников сам писал стихи на марийском языке, сочинял музыку, сам играл на гармошке.

Пенгитов был старшим пионервожатым в одной из школ республики. Они участвовали в художественной самодеятельности, выезжали с концертами по деревням. Работали на серповой фабрике в Яранске, помогали колхозам в уборке урожая, в хлебозаготовках, работали на колхозных фермах в качестве рабочих, помогали дояркам, убирали навоз из хлевов.

На практику Пенгитова послали в Шимшургинскую начальную школу Новоторъяльского кантона. Школа была двухкомплектная. Пенгитов вел уроки в 1 – 3 классах. В начале тридцатых годов плохо было с хлебом – карточная система. Тем студентам, у кого были родители, хлебные карточки не давали. Формально у Пенгитова были родители в колхозе, но жили очень бедно на трудодни. Государство весь хлеб в колхозах забирало и на трудодни колхозникам ничего не оставалось. Сами родители голодали. После окончания 2-го курса педтехникума Николай Пенгитов ушел из Яранска. Летом работал в колхозе в своей деревне. Но под осень с хлебным обозом поехал в г. Йошкар-Олу. Сперва хотел поступить в лесотехнический институт, но не сдал вступительные экзамены. Пошел в Марпединститут – на общественно-литературный факультет. Директор института С.А. Коробков с ним провел собеседование. И приказ написал о зачислении его на 1 курс. Дали общежитие. Стипендия – 30 рублей в месяц, давали хлебную карточку студента. В общежитии было очень тесно: в комнате жили по 30 студентов. На всю комнату вечером были две керосиновые лампы. Во время учебы в Марпединституте Н.Т. Пенгитов подзарабатывал: вел уроки в школе женского труда имени 8 марта во время учебы на 2 курсе института. На третьем курсе по часовой оплате работал на курсах советских работников Мароблисполкома на станции Куяр. На четвертом курсе заменял декрет учительницы русского языка и литературы А.Г. Чемековой, заменял отпускника Ибатова – преподавателя Комвуза в городе Йошкар-Ола.

В те годы в пединституте учились будущие писатели, поэты, журналисты, партийные и советские работники, руководители предприятий, учреждений, организаций (Осмин Йыван, Георгий Ефруш, Сергей Николаев, Василий Рожкин, Никандр Ильяков, Петр Хлыбов). Его другом был бывший товарищ по учебе в Яранском педтехникуме Никандр Лопатников и другие. После окончания МГПИ им. Н.К.Крупской Николай Тихонович работал учителем русского языка и литературы в Мари-Турекской средней школе. Директором тогда был Н.А.Неверов. Он болел туберкулезом и Наркомпросс хотел его освободить, а Пенгитова поставить на его место. Пенгитов с директором договорился: он будет вести уроки, а директором пусть остается Н.А.Неверов.

Он женился на студентке 1 курса Анастасии Павловне Рыбаковой из деревни Чобыково Новоторъяльского района. Жили в любви, мире и согласии два года. Жена родила двух сыновей – Анатолия и Валерия. После тяжелой и продолжительной болезни жена умерла в 1940 году. Двух сыновей воспитывала теща, которая жила в Новом Торъяле.

Как способного и талантливого учителя Н.Т.Пенгитова Марпединститут посылает учиться на подготовительные курсы при аспирантуре Института языка и мышления Академии наук СССР (г. Ленинград) в 1940 году.

Ещё в 1934 – 1935 годах, будучи студентом пединститута, Н.Т.Пенгитов участвовал в диалектологической экспедиции МарНИИ под руководством В.А.Мухина. 

Прикрепленный файлSize
Шанче еҥын илыш корныжо.docx20.97 KB