Вы не зарегистрированы

Авторизация



Конкурс "На волжских просторах". Номинация "Литературное краеведение". Работа Мироненко Юлии "Забытый поэт"

 

IV Межрегиональный литературно-краеведческий конкурс

"На волжских просторах"

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа №8 города Красноармейска Саратовской области"

номинация "Литературное краеведение"

Забытый поэт

работу выполнила

учащаяся 9Б класса

МБОУ "СОШ № 8 г. Красноармейска"

Мироненко Юлия

руководитель

Милейко Галина

Александровна

Содержание.

  1. Вступление…………………………………………………………… с. 3
  2. Основная часть.

      2.1. "Оруженосец гениальности"....................................................с. 4-7

2.2. "Могу выразить чувства моего сердца"..............................с.7-11   

 2. 3. "Он тоже страждет, тоже стонет".............………………....с.11-12

3. Заключение…………………………………………………………с.12-15

4.Источники …………………………………………………………..с.15 - 16

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вступление.

Мы все будем помнить это добродушное пушкинское лицо.

В. А. Соллогуб «Э. И. Губер», 1847

 

    На портрете в краеведческом музее Красноармейска задумавшийся молодой человек, похожий на А.С. Пушкина. Мой земляк, уроженец Усть-Золихи, забытый сегодня поэт, переводчик, критик - Эдуард Иванович Губер.

    Ровесник М.Ю. Лермонтова, прекрасно образованный, талантливый. Современники считали, что он станет преемником Пушкина. Но только 3% из анкетированных учеников нашей школы предположили, что родился он на саратовской земле. Несправедливо. Думаю, что об этом человеке должны знать.

   Так возникла эта работа, которую можно будет использовать на уроках внеклассного чтения, на классных часах, посвящённых истории родного края, на уроках краеведения.

  Цель нашей работы:

Разобраться в причинах забвения поэта-земляка

  Задачи:

  • познакомиться с  материалами исследователей жизни и творчества поэта; составить   биографический и творческий портрет Э.И. Губера
  • проанализировать стихи Э.И. Губера, сравнив их со стихами М.Ю. Лермонтова;
  • определить место нашего земляка в русской литературе  XIX века.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Основная часть.

2.1. "Оруженосец гениальности".

В пьянящей юности мне мнилось: мир так ясен.

С восторгом пил я сладкий жизни мёд.

  •  

 

  Эдуард Иванович Губер родился 1 мая 1814 года в семье немцев в колонии Мессер (ныне Усть-Золиха) Саратовской губернии. Отец, Иоганнес Самуил Губер, выпускник Базельского университета, состоял с 1807 г. в этой колонии пастором. Здесь он женился на дочери сарептского проповедника Луизе Виганд. Родители Губера были весьма образованными и начитанными людьми. Они и стали первыми духовными наставниками сына, который нежно любил своих родителей. Признаваясь в любви к ним, Губер писал: "Благодарю, тысячу раз благодарю за вашу немалую любовь... Много сокровищ хранит человеческая память; но самое драгоценное, самое прекрасное из этих сокровищ есть святое воспоминание о добрых родителях. Я наслаждался этим счастьем в высшей полноте его...".

  Начальное образование Губер получил в родительском доме, где господствовал немецкий язык. Родители рано заметили одарённость своего четвертого ребёнка, особенно его тонкий слух к рифмам. Когда в возрасте 4-х лет Губеру читали немецкие стихи, то он пытался исправлять неудачные рифмы.  На седьмом году жизни он сочинял уже самостоятельные стихи на немецком и латинском языках, записывая их в отдельную тетрадь с названием: "Полное собрание сочинений Эдуарда Губера" .

   Когда Эдуарду исполнилось 9 лет, семья переехала в Саратов, куда перевели отца членом лютеранской консистории. Здесь Губер попадает в русскую языковую среду и начинает осваивать русский язык для поступления в гимназию.

  Большое влияние на развитие и образование Губера оказали учитель русской словесности Ф.П. Волков и друг семьи И.А. Фесслер (1756-1839). Этот бывший профессор философии и восточных языков Петербургской академии, церковный советник лютеранского вероисповедания был отправлен в изгнание в Саратовскую губернию, где и сблизился с семьёй Губера.

    В 1830 г. Эдуард Губер с отличием окончил гимназию и к торжественному акту прощания написал стихотворение "К друзьям", в котором отметил значение полученных им знаний в гимназии.

 Здесь кротостью наставников водимый,
Наш слабый ум под сению родимой 
Свой ранний плод впервые приносил. 
Здесь, здесь, друзья мы истину познали, 
Здесь сделали мы благость бытия 
И, мудрый перст судьбы боготворя, 
Мы к небесам молитвы воссылали...

В 16 лет Губер едет в Санкт-Петербург, втайне мечтая о славе Гёте и Пушкина. Юный поэт получил рекомендательное письмо к В.А. Жуковскому от жительницы Саратова баронессы фон Гойм. Немалую роль сыграло то, что в Санкт-Петербурге жил Игнатий Аврелий Фесслер, который мог дать совет и помочь в трудную минуту.

Именно по совету Фесслера Губер держит экзамены сразу в два учебных заведения: в университет и в Институт корпуса инженеров путей сообщения. Он успешно выдержал экзамены и был зачислен в оба заведения, но выбрал Институт.

  Уже в 1831 г. в "Северном Меркурии" появляется первое стихотворение Губера "Разочарованный". Кроме собственных сочинений, Губер охотно переводит немецких поэтов, отдавая предпочтение Шиллеру и Гёте.

  Завершив в 1834 г. учёбу в чине прапорщика, Губер  в течение пяти лет служит военным инженером. К этому времени у него скопилось уже достаточно стихов для отдельного сборника, но его издание по каким-то причинам задерживается. В литературных кругах уже ходила молва, что Губер переводит "Фауста", а его талант сразу же заметили опытные литераторы. Губер постепенно становится известным петербургским поэтом, печатаясь в "Сыне отечества", "Литературных прибавлениях", "Новогоднике". Кроме поэзии, Губер усердно изучает сочинения немецких философов и других знаменитостей, мечтая прослушать в одном из германских университетов курс лекций по философии.

В Петербурге Губер знакомится с академиком-востоковедом Я.И. Шмидтом. В начале 1835 г. Шмидт свел Губера с Н.И. Гречем, который пригласил его писать статьи по истории немецкой литературы для энциклопедического лексикона Плюшара.

  В 1835 г. Губер закончил первый перевод "Фауста" . Но цензура не пропустила произведение и, глубоко огорченный, он сжёг рукопись перевода, о чем узнал Пушкин. По совету и настойчивой просьбе Пушкина Губер приступил к повторному переводу, о чем стало известно всей литературной общественности. Отдельные фрагменты перевода попали в печать. В своем обзоре "Очерк русской литературы за 1837 г." Н.А. Полевой (1796-1846) отмечал: "...Новое отрадное явление стихи Губера, дышащие сердечным чувством и свидетельствующие дарование сильное. Не страшась опасности, юный поэт смело берется за подвиг огромный - он переводит Фауста Гетева, и, сколько нам известен этот перевод, он составил бы почетное имя самому опытному поэту".

  В конце 1838 г. была издана первая часть "Фауста" с большими пропусками, заполненными многоточиями, вместо стихов. Вторая часть "Фауста", переложенная Губером прозой, вышла отдельным изданием в 1840 г. Свой огромный труд Губер оценил очень скромно. Написав к переводу "Фауста" посвящение "Незабвенной памяти А.С. Пушкина", Губер определил свой перевод как "незрелый, бледный цвет".

  Достоинство переводческого труда Губера было признано после смерти Губера. В 1857 г. критик А.В. Дружинин (1824-1864) в своей статье "О переводе" писал: "...вторичный перевод "Фауста" был произведен с той неуклонной, истинно немецкой старательностью, которой всегда отличались труды Губера. Пушкин не дожил до его напечатания, но успел воодушевить молодого человека и предсказать ему внимание читателей. И действительно, наш великий поэт не ошибся - перевод "Фауста", напечатанный в 1838 году, до сих пор составляет лучшую заслугу Губера..."

  Ф.М. Достоевский (1821-1881) вспоминал в своем знаменитом "Дневнике писателя": "... мне только что прислали три целковых, и я тотчас же побежал купить "Фауста" Губера, которого никогда не читал". Среди самых сильных юношеских впечатлений от прочитанного Достоевский упомянул перевод "Фауста" Э.И. Губера.

  В 1842 году Губер оставил службу, ссылаясь на нездоровье. В 1845 году вышла книга "Стихотворения Эдуарда Губера". В том же году в журнале "Отечественные записки" появился доброжелательный отзыв об этой книге В.Г. Белинского, в котором известный критик отмечал многие достоинства стихов: многообразие тем, отшлифованность форм, полноту чувств - свидетельство несомненного таланта автора.

  Его стихи, критические статьи по литературе и философии печатались во многих журналах: "Телескопе", "Сыне отечества", "Отечественных записках", "Современнике", "Библиотеке для чтения" и других.

   Определяя право каждого автора на собственный взгляд на действительность и считая, что роль критика состоит только в определении степени соответствия авторской позиции существующему порядку вещей,   Э. И. Губер был глубоко убежден, что настоящий критик должен определить степень этого соответствия только с учетом мировоззрения автора. В связи с этим большое значение в анализе творчества писателя Э.И. Губер придает изучению его биографии.

   11 апреля 1847 года, не дожив до 33 лет, Эдуард Губер умер от очередного сердечного приступа. Был похоронен на Волковском кладбище (лютеранская часть) в Петербурге.
   У Эдуарда Губера не было ни семьи, ни любимой женщины. Он писал одному другу: «Моё небо – литературная слава. Слава – единственная женщина, за которой я усердно ухаживаю: не знаю, обратит ли она внимание на страстного любовника, на несчастного обожателя, или отвергнет».

Я своевольно издержал
Мои божественные силы
И ныне мёртвый капитал
Несу к дверям моей могилы.
 

 

 

2.2. "Могу выразить чувства моего сердца"

 

Я верил силе безрассудной

И труд могучий обещал.

  •  

 

  Каким же видели Эдуарда его немногочисленные друзья по Петербургу, товарищи по учебе, а затем представители широких литературных кругов столицы? Обратимся к биографическому очерку А. Г. Тихменева-сына, однокашника Губера по Саратовской гимназии.

  "Среднего, почти высокого роста, с широкими плечами, крупными чертами лица, толстым носом, такими же губами, с длинными темно-русыми волосами, беспорядочно разбросанными по голове, с проницательными и выразительными глазами, нависшими бровями, густыми черными бакенбардами, смуглым, желтоватым цветом лица, в платье, небрежно надетом,- вот таким помнят Губера друзья его. Они помнят его оригинальный способ выражаться, резкий тон, меткость речи, его угрюмость, прерывавшуюся самыми школьническими выходками и резвыми шалостями, его беззаботность; они с любовью вспоминают о теплоте его души, о его художественной натуре, которая странным образом была прикрыта жесткой, небрежной оболочкой, об этом пламени, который непрестанно горел в его груди, об этой тоске, которая выражалась болезненно-желчно, но не тяжело, не колко, о тех увлечениях, к которым была так способна душа поэта и которые свели его в раннюю могилу, раннюю для множества преданных ему друзей, для такой степени раннюю для его литературной славы... Мы говорим это потому, что не много знаем поэтов, которые при жизни печатали бы так мало, как Губер: в нем было много недоверия к самому себе, понятного в таком возрасте, в каком он кончил свою жизнь, и при той обстановке, при какой он провел ее. В последние годы своей жизни талант его мужал с каждым часом; все, написанное им в то время, ручается за справедливость наших слов.

   Окружавшая жизнь не удовлетворяла его, желчь и ненависть к неправде кипели в нем, но, подчиняясь одностороннему пониманию искусства, выражались в общих, неопределенных формах, с примесью мистицизма, от которого высвободиться стоило ему большого труда. Этот труд был тяжелонравственный и мешал как жизни, так и творчеству, он образовал в его характере ту странную смесь непосредственности с тяжелыми, угловатыми проявлениями, которая нередко поражала даже друзей его. От этого всего - задумчивые взоры, эта небрежность ко всему внешнему, эта беспредельная беззаботность, эта оригинальная резкость манер вместе с тонким чутьем дружбы, вместе с потребностью любви, от этого - желчная бледность лица, болезненность организма..."

Губер боготворил Пушкина, старался даже внешне походить на него, и его поэзия формировалась под влиянием великого поэта. Но принадлежал он к поколению М.Ю. Лермонтова, чьё "грядущее - иль пусто, иль темно" .

Наверное, поэтому так трагичны строки ещё молодого поэта в стихотворении "Проклятие":  

   Я вижу, смерть близка: болезненные силы

   Последней вспыхнули борьбой.

   Я встречусь наконец на ступенях могилы

   С неумолимою судьбой.

  

   И ныне, рядом с ней, мне хочется поверить

   Итог пустого бытия.

   Не буду сетовать, не стану лицемерить

   И страхом не унижусь я.

 

   Прощаясь с  жизнию, в урочный час разлуки,

   Над нею некогда шутить;

   Но полную тревог и слез и тайной муки

   Я не могу благословить.

  

   Я прокляну ее за то, что с колыбели

   Я был игралищем судьбы,

   За то, что дни мои я проволок без цели

   В тревогах суетной борьбы.

Несомненно, есть общее со стихами Лермонтова:

И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,

          Как пир на празднике чужом.

  Но ведь оба - романтики. 30-е годы 19 века. Расцвет русского романтизма. Лермонтову ближе байроновский, английский романтизм с любовью к свободе, разладом личности и общества, а Губеру - немецкий, гётевский, шиллеровский,  с философией, мистицизмом, вечными вопросами жизни.

    И мимо памяти моей

   Пройдет обычной чередою

   Холодный ряд бесцветных дней

   С его томительной тщетою,

  

   Тогда рождается во мне

   Вопрос обидного сомненья:

   Ужели в страшной тишине

   Мой век прошел без назначенья?

  

   Или, окован суетой,

   Я цели тайной не заметил

   И ни единою чертой

   Духовной жизни не отметил?

   Многие поэты отозвались в 1837 году своими стихами на смерть Пушкина. Среди них был и Губер. Его стихотворение "На смерть Пушкина", как и стихи Лермонтова, ходило в списках по рукам. По мысли, искренности, трагизму и таланту оно не уступало лермонтовскому "Смерть поэта". Приведём отрывок:

А ты!.. Нет, девственная лира
Тебя, стыдясь, не назовет,
Но кровь певца в скрижали мира
На суд веков тебя внесет.
Влачись в пустыне безотрадной
С клеймом проклятья на челе!
Твоим костям в могиле хладной
Не будет места на земле!
Не знай надежды светозарной,
Чуждайся неги сладких снов
И в глубине души коварной
Таи проклятия веков!
Когда же, горькими слезами
В предсмертной муке принята,
Молитва грешными словами
Сойдет на грешные уста, -
Тогда проникнет к ложу муки
Немая тень во тьме ночной
И окровавленные руки
Судом поднимет над тобой!

Здесь так же, как и у Лермонтова, есть и негодование, и угрозы убийце поэта.

Переклички между стихами Лермонтова и Губера отмечалиИ.Л. Андронников, И.Н. Розанов, Д.Н. Жаткин. Возможно, стихи Лермонтова влияли на творчество Эдуарда Губера, но поэт никогда не изменял своему собственному стилю "самого меланхоличного поэта".

По тематике стихи нашего земляка разнообразны: его волнуют понятия добра и зла, смысла жизни, назначения поэта, любви, в которой его лирический герой одинок и несчастен ("Сердце"). С большой теплотой и любовью вспоминает он родные места, Волгу, которую ему после отъезда увидеть уже не довелось.

В стихотворениях 40-х годов, по мнению исследователя В.И.Шевченко ,

 "... появились мотивы, свидетельствующие о том, что у поэта обозначилось сближение с натуральной школой. Его поэзия наполнилась мотивами гражданской скорби, состраданием к обездоленным и ненавистью к власть имущим. Обреченность души на покорность, страдание и одиночество уступает место стремлению к свободе и готовности к борьбе". Об этом поэма Э.И. Губера «Прометей», которая  вышла только после смерти поэта. Снова цензура не пропустила.

2. 3. "Он тоже страждет, тоже стонет"

 

На дне души схоронена глубоко

Прошедших лет безумная любовь...

  •  


Нигде нет сведений о том, кому было отдано сердце поэта. Но в стихах Губера о любви его лирический герой часто страдает от несчастной любви, от непонимания и одиночества. В стихотворении "Воспоминание любви" поэт заявляет: " Пора любви - пора тоски глубокой!" Его герой мечтает о любви, которая редко встречается, но хочется встретить каждому. Стихотворение «Любовь» :

Ее одну повсюду видеть,
В нее и душу перелить,
Весь этот мир возненавидеть,
Чтоб в нем одну ее любить;

Мне понравилось стихотворение "Сердце".
            Сердце

Поиграли бедной волею

    Без любви и жалости,

Повстречались с новой долею —

    Надоели шалости.

А пока над ним шутили вы,

    Сердце к вам просилося;

Отшутили, разлюбили вы —

    А оно разбилося.

И слезами над подушкою

    Разлилось, распалося…

Вот что с бедною игрушкою,

    Вот что с сердцем сталося.

1841

 Лирический герой с разбитым сердцем. Он искренне любил героиню, к которой уважительно обращается на «вы». Но это «вы» и невозможность близких, доверительных отношений. Он понял, что был всего лишь игрушкой для любимой. Слова со значением "игра": поиграли, шалости, игрушкою - говорят о намерениях героини. Её отношение к герою безжалостно, жестоко. А он ей принёс своё сердце "Сердце к вам просилося". Сердце как драгоценный, хрустальный сосуд, хранящий любовь. Однородные сказуемые "разбилося"," разлилось", "распалося" представляют градацию, которая усиливает трагичность произошедшего. Глаголы в прошедшем времени говорят о невозможности возврата. О бедственном положении влюблённого говорят дважды употреблённые эпитеты бедный в значении «несчастный». Метафоры "Сердце к вам просилося",  "И слезами над подушкою /Разлилось, распалося" помогают передать горечь чувства героя.

  Различающееся количество слогов в строках 9-7-9-7 передаёт смятение героя, похоже на плач.

  Первая строфа состоит целиком из одного предложения, показывает героиню, её чувства, отношение к герою.

  Во второй строфе присутствуют оба - это Он, вернее его сердце, и Она. Их чувства противопоставлены по искренности, подлинности, глубине.

   Третья строфа о разбитом сердце. Два предложения делят строфу пополам,  будто разбивают сердце. А последние две строки с анафорой и синтаксическим параллелизмом напоминают удары замирающего от боли сердца.

   После прочтения эхом отдаётся аллитерация "л", "р" и ассонанс звук [ие], [ао]. В таблице по наличию звуков в строфах можно сделать вывод, что трагедия героя нарастает: от плавно-смягчающих [л] и [ие] нарастает количество грубых раскатистых звуков [р] и  [ао].

 

Строфа

аллитерация

ассонанс

 

"л"

"р"

е]

о]

1

8

2

15

15

2

5

4

11

15

3

4

4

8

19

 

 

 Думается, что так гениально просто мог написать только очень талантливый человек. Каким мы и считаем Эдуарда Губера.

 

Заключение.

Прости! - нам жребий розный выпал!

   Мы хотели выяснить, почему Эдуард Губер оказался забытым поэтом?

   Мы узнали, проведя анкетирование среди учащихся нашей общеобразовательной школы, что о Губере практически ничего не знают.

   У нас в городе есть объединение самодеятельных поэтов "Лира". Мы провели эксперимент. Сознаемся, не называя имени Губера, мы показали несколько отрывков из стихотворений поэта. То, что поэта не узнали, нас не удивило. Но люди, пишущие стихи и разбирающиеся в творении стихов, заявили, что стихи написаны очень талантливым человеком.

  Посмотрим, как это объясняют те, кто занимался творчеством поэта в разные годы.

Роберт Ритчер:

"И всё-таки почему о нём так быстро забыли, ведь – об этом уже говорилось – современники пророчили ему чуть ли ни славу Пушкина? Думается, что причин здесь несколько.

  • Во-первых, это то, что поэзия в первой половине XIX  века была  утехой дворян, зачастую именитых, которые к представителям других сословий относились как к поэтам второго сорта и в свою среду допускали с большой неохотой. Этой болезнью болели и многие читатели.
  •  Второе – это наличие в российской поэзии таких колоссов, как Пушкин и Лермонтов, в тени которых плохо видно было не только поповича Губера, но и своих же дворян, тех же Боратынского и Веневитинова, например, которым ведь тоже предсказывали мировую славу.   
  •  И, наконец, третье: в России поэтов всегда было больше, чем могли переварить читатели. Приходили молодые, и за ними быстро забывались прежние кумиры, потом приходили ещё молодые, и ещё".

Жаткин Дмитрий Николаевич,
заведующий кафедрой Пензенского государственный технологического университета,д.филол.н., профессор:

«После Пушкина и Лермонтова трудно быть не только замечательным, но и каким-нибудь поэтом! — писал В. Г. Белинский в статье «Русская литература в 1843 году». — И теперь в журналах изредка появляются стихотворения, выходящие за черту посредственности; но когда в том же нумере журнала находишь стихотворение Лермонтова, то не хочется и читать других». И в таких сложных условиях творчеству Губера все же удавалось, по наблюдению Р. В. Иезуитовой, обрести «свое лицо», прежде всего в тех случаях, когда поэзия шла от жизненных наблюдений самого поэта, содержала мотив одиночества («Друзья»), мольбы о счастье («Молитва»), разочарование, сомнение, горестные раздумья («Перепутье», «Путь жизни», «Три сновидения»), кладбищенские мотивы (не в мистическом понимании, а как выражение усталости от несправедливости и трагичности бытия). Однако даже в лучших стихотворениях Губер остается в чем-то ограниченным человеком, поскольку не может преодолеть романтический идеализм, воспринимает зло не как социальную проблему, а как черту общего миропорядка, обусловленную несовершенством жизни".

  Критик А. Дружинин: "Одною из весьма неприятных особенностей в литературной карьере Губера была какая-то несвоевременность всех его предприятий. Всюду приходил он или слишком рано или очень поздно, иногда по своей вине, а ещё более по прихоти судьбы".

  Шевченко В.И.: " Анализ всех сфер литературной деятельности Э.И. Губера позволяет сделать вывод, что историко-литературное значение его творчества перерастает сложившуюся в литературоведении репутацию поэта. Исследование его произведений позволило определить их самостоятельное место в литературной жизни исследуемого периода. Системный анализ многообразного наследия Э.И. Губера, включающего в себя поэзию, переводы и критику, доказывает, что вся его деятельность представляет собой самобытный и вместе с тем органичный феномен литературного процесса первой половины XIX века".
 

   Евгений Перетяка: "Почему Эдуард Губер, в общем-то, талантливый и образованный человек, затерялся на литературных задворках? «Поэт в России – больше, чем поэт», – эта замечательная фраза произнесена вовсе не для красного словца. Просто сочинять неплохие стихи, делать переводы, заниматься иной литературной деятельностью – недостаточно. Надо иметь трения, ну если не с императором, то хотя бы с высокопоставленными сановниками, а ещё получше – конфликт со светским обществом. Хорошо бы отправиться в ссылку, а ещё «лучше» посидеть в тюрьме для поднятия «имиджа». С кем довелось работать Губеру, отзывались о нём, как о талантливом, работоспособном человеке. Но, наверно, этих качеств мало, чтобы стать знаменитым и войти в историю".   
 Поэт известен до тех пор, пока его стихи читают. стихи Э.И.Губера читают на сайтах, посвящённых поэтам XIX века, оставляют восторженные комментарии, а это значит, что поэт состоялся.

  В 2018 году исполнится 180 лет первому переводу  Губера "Фауста" И.В.Гёте.

  Мы помним о своём знаменитом земляке и постараемся продлить и расширить его известность. Поэтому предоставим слово поэту:

Auch ich genoss den suessen Kelch des Lebens

Den freudentbrannt der trunkte Jungling halt,

Auch mich verschlug der Sturm des eilten Lebens

In das Gewuhl der trugerichen Welt,

In jene Welt, die das Verdienst misskennet,

Die Todesgift dem Biedermaenne zollt,

Die Wahrhiet hehlt, die Bruederherzen trennet,

Und freiem Mut mit arger Rache grollt.

на русском:

В пьянящей юности мне мнилось: мир так ясен.

С восторгом пил я сладкий жизни мёд.

Теперь я знаю: этот мир ужасен,

Обманчив, как осенний тонкий лёд.

Здесь честный презираем, как калека,

Здесь правят зависть, и корысть, и лесть,

Здесь по заслугам не восславят человека

И злобно мстят за мужество и честь.

Разве эти стихи не современны?

 

Источники и литература:

  1. http://liricon.ru/http://liricon.ru/biografii-poetov/guber-eduard-ivanovich

rudocs.exdat.comdocs/index-309972.html

  1. http://yandex.ru/clck/ _proza.ru2014/08/12/709
  2. ru.wikipedia.orgГубер, Эдуард Иванович
  3. lib.rus.ecКниги207583/read
  4. GreatRussianPeople.ru
  5. wolgadeutsche.netritscher/Huber.pdf
  6. Котин В. "Незабвенной памяти А.С. Пушкина" // Годы и люди: [Сб. очерков]. Саратов, 1989. Вып. 4. С. 58-63.
  7. Литературная карта Саратовского края.- Саратов, изд. "Ассоциации Саратовских писателей", 2009.
  8. Обгольц А. Пушкин и немцы России. Изд-во Наследие, Диалог-Сибирь, Омск, 2005.

 

 

 

 

 

Прикрепленный файлРазмер
Забытый поэт. Эдуард Губер.pptx2.61 Мбайт

»  Тэги к этому документу:
»  Размещено в сообществах:   

Поиск

Loading
МЫ - ВОЛЖАНЕ