Online video hd

Смотреть девушки видео

Официальный сайт tali-sk 24/7/365

Смотреть видео бесплатно

Вы не зарегистрированы

Авторизация



Образ государства в рассказе Ю.Тынянова «Подпоручик Киже» и романе М.Булгакова «Мастер и Маргарита».

Submitted by Юрий Анатольевич Левченко on Fri, 25/06/2010 - 10:54
Данные об авторе
Автор(ы): 
Левченко Юрий Анатольевич
Место работы, должность: 
город Балаково, гимназия №1, учитель русского языка и литературы
Регион: 
Саратовская область
Характеристики ресурса
Уровни образования: 
основное общее образование
Класс(ы): 
11 класс
Предмет(ы): 
Литература
Целевая аудитория: 
Учащийся (студент)
Целевая аудитория: 
Учитель (преподаватель)
Тип ресурса: 
конспект урока (занятия)
Краткое описание ресурса: 
Ресурс представляет собой полностью разработанный урок, который можно использовать при изучении литературы 30-х годов XX века

 

Образ государства в рассказе Ю.Тынянова «Подпоручик Киже» и романе М.Булгакова «Мастер и Маргарита».
ЦЕЛИ УРОКА
знакомство с рассказом Ю.Тынянова «Подпоручик Киже»
уяснение философского содержания рассказа
соотнесение тыняновской и булгаковской концепций государственности
отработка литературоведческих понятий, связанных с кругом проблем урока
 
ХОД УРОКА
Вступительная часть.
Учитель. Сегодня мы знакомимся с творчеством известного писателя, литературоведа Ю.Тынянова. Его рассказ «Подпоручик Киже» основан на анекдоте. Это традиционно для произведений русской классики. На основе анекдотов возникли сюжеты «Шинели», «Ревизора», «Мертвых душ». Познакомимся с анекдотами, которые легли в основу сюжета рассказа.
 
Ученик, выполнивший индивидуальное задание, знакомит учащихся с анекдотами, легшими в основу сюжета «Подпоручика Киже».
1. В одном из приказов по военному ведомству писарь, когда писал «прапорщики-жъ такие-то в подпоручики», перенес на другую строку слог кижъ, написав при этом большое К. Второпях, пробегая этот приказ, государь слог этот, за которым следовали фамилии прапорщиков, принял также за фамилию одного из них и тут же написал: «Подпоручик Кижъ в поручики». На другой день он произвел Кижа в штабс-капитаны, а на третий – в капитаны. Никто не успел еще опомниться и разобрать, в чем дело, как государь произвел Кижа в полковники и сделал отметку: «Вызвать сейчас ко мне». Тогда бросились искать по приказам, где этот Кижъ. Он оказался в Апшеронском полку на Дону, и фельдъегерь, сломя голову поскакал за ним… Донесение полковника, что у него в полку никогда не было никакого Кижа, всполошило все высшее начальство. Стали искать по приказам и, когда нашли первое производство Кижа, тогда только поняли, в чем дело. Между тем государь уже спрашивал, не приехал ли полковник Кижъ, желая сделать его генералом. Но ему доложили, что полковник Кижъ умер.
«Жаль, - сказал Павел, - был хороший офицер».
 
2. Одного офицера драгунского полка по ошибке выключили из службы за смертью. Узнав об этой ошибке, офицер стал просить шефа своего полка выдать ему свидетельство, что он жив, а не мертв. Но шеф, по силе приказа, не смел утверждать, что тот жив, а не мертв. Офицер поставлен был в ужасное положение, лишенный всех прав, имени и не смевший называть себя живым. Тогда он подал прошение на высочайшее имя, на которое последовала такая резолюция:
«Исключенному поручику за смертью из службы, просившему принять его опять в службу, потому что жив, а не умер, отказывается по той же самой причине».
 
Учитель. Рассказ Ю.Тынянова удивителен. Он строится на двух параллельных сюжетных линиях, которые не пересекаются. Уникальность произведения состоит в отсутствии героя. Однако главные вопросы сегодняшнего урока
vПочему Ю.Тынянов обращается к эпохе Павла I?
vКак философски соотносится эпоха Павла I и время написания рассказа?
vКаковы выводы Ю.Тынянова о тоталитарном государстве?
Все выводы касательно рассказа Ю.Тынянова мы будем соотносить с только что изученным романом М.Булгакова «Мастер и Маргарита».
 
 
 
Первая учебная ситуация. Герой и эпоха.
Вопросы для эвристической беседы.  Чем мотивировано появление несуществующего героя? Чем объясняется ошибка писаря? Чем мотивирован гнев императора? Какой мотив становится определяющим в изображении Павла? В чем своеобразие повествования в главах, посвященных императору? Какова роль синтаксического параллелизма в раскрытии психологии Павла? Чем объясняется ненависть Павла к Екатерине? Что предпринимает Павел, чтобы «вышибить потемкинский дух»? Как использует Тынянов прием реализованной метафоры? При помощи каких языковых средств автор передает колорит павловской эпохи? Какой задаче подчинен отбор предметных деталей в изображении интерьера императорского дворца? В чем выразительность тыняновской метафоры? Как ведет себя окружение Павла? Насколько оправдана подозрительность императора? Каким образом он стремится укрепить свою власть? Какую роль играет приказ в созданной Павлом государственной системе?
Появление отсутствующего героя мотивировано, как и в анекдоте, писарской ошибкой, однако сама ошибка объясняется боязнью молодого писаря опоздать с приказом к назначенному часу, паническим страхом перед императорским гневом. Заметим, что глава о писаре начинается с краткого сообщения о судьбе его предшественника, который «был сослан в Сибирь по наказанию». Однако и гнев императора, сначала – небольшой, затем – большой и, наконец, великий (гл. 3), также вызван страхом. Мотив страха, зазвучавший в самой первой главе, становится одним из важнейших в рассказе. Рассказывая о Павле, Тынянов нередко воспроизводит в авторском слове сознание своего героя, поэтому четырежды повторенное в 6-й главе «Он не боялся» звучит не как авторская оценка, а как попытка императора убедить себя в своей безопасности. Павел, взойдя на престол, чувствует постоянный страх, ибо всю жизнь он прожил в обстановке, где нарушение закона стало нормой. Именно незаконностью вступления матери на престол мотивируется его ненависть к ней. Император стремится уничтожить все, что напоминает ему о временах правления матери. Авторская ирония по отношению к императору выражена с помощью реализованной метафоры: с боязнью возрождения потемкинского духа связана привычка охваченного подозрительностью Павла принюхиваться к подчиненным. Тынянов скупыми художественными средствами воспроизводит колорит павловского времени, включая в современную речь повествователя архаизмы, в том числе свойственные изображаемой эпохе немецкие заимствования (деташемент, партикулярный, торшрейбер), семантические архаизмы, т.е. современные слова в их старом значении («ее случай был на ущербе», «прямой друг натуры»), воспроизводя устаревшие орфоэпические и орфографические нормы (гошпиталь, иуня 15-го), имитируя язык официальных документов (гл. 2, 5, 8, 16). Историческая эпоха предстает перед читателем и в выразительных художественных деталях. Всего несколько деталей интерьера воссоздают нравственную атмосферу эпохи и выражают переменчивость характера императора: химеры Бренна отражают великий гнев императора (гл. 6), плафоны и стены работы Камерона – состояние умиления (глава 13), фонарь, подаренный Людовиком XVI, обезглавленным восставшим народом, и часы, подарок казненной Марии-Антуаннеты, - предвещают страшную судьбу Павла. Заметим, что Павел избегает зажигать фонари и заводить часы, как будто боясь, что часы казненной королевы начнут отсчет времени, оставшегося до его собственной гибели. В тыняновской метафоре деталь быта превращается в явление духовной жизни: «А над головой качался французский висельник, фонарь». Так, с самого начала рассказа звучит мотив трагической обреченности императора. Зыбкость положения Павла подтверждается и тем, что подчинение ему есть «лукавое подчинение», о чем свидетельствует поведение Аракчеева, Нелединского-Мелецкого (гл. 16), чья придворная политика сравнивается с азартной игрой. Лукавство пробралось и во дворец: достаточно вспомнить «курносый знак», посланный фрейлиной своему возлюбленному и карикатурно изображающий императора («батьку курносого»). Стремясь утвердить себя в качестве законного владельца российского престола, преодолеть свой страх перед неизбежной судьбой, император вводит «точность и совершенное подчинение», строжайшую регламентацию во все сферы жизни, даже в расположение слов в документе (см. гл. 2). Абсолютную власть над людьми получает приказ, он становится самостоятельной силой, не считающейся с объективной реальностью. Приказ порождает несуществующего Киже, приказ лишает существования живого поручика Синюхаева. Таким образом, анекдотический случай оказывается у Тынянова вписанным в историю, получает объективную историческую мотивировку.
Учитель. Какие параллели мы можем провести с романом «Мастер и Маргарита»?
Ученик. М. Булгаков также отмечал бюрократичную сущность эпохи Сталина. Она пропитана страхом, неизвестно куда пропадают люди из квартиры №50. В дубле эпохи Сталина храбрый всадник Пилат панически боится тоталитарной машины. Бумага, циркуляр являются основой существования человека. Так Коровьев неоднократно подменяет или уничтожает документы, тем самым воскрешая или отправляя в небытие человека. Пустой костюм накладывает резолюции, не вызывая сбоя бюрократической машины. То есть и Ю.Тынянов, и М.Булгаков фиксируют одинаковые черты тоталитарно-бюрократического государства.
Вторая учебная ситуация. Главный конфликт рассказа.
Вопросы для эвристической беседы. Как изображено в рассказе восприятие нелепого приказа подчиненными Павла? Перед какой дилеммой встают командиры полков, поручик Синюхаев? Как передано психологическое состояние поручика после оглашения приказа? Как меняется в связи с приказом отношение к Синюхаеву его денщика, аудитора, отца? Какой мотив возникает в рассказе в связи с изображением Синюхаева и его отца? Как связаны между собой истории Синюхаева и Киже? Что общего в их судьбах и судьбе императора Павла? Почему Тынянов заканчивает рассказ официальной версией смерти императора?
В рассказе сталкиваются две реальности: реальность живой жизни и реальность приказа. Первым оказывается перед выбором командир Преображенского полка. Зная, что подпоручик Киже не существует, он ни на минуту не задумывается об ошибочности приказа. Проблема для него заключается в ином: как исполнить приказ, который «не мог быть исполнен». Ни он, ни адъютант Саблуков не смеют усомниться в приказе и назначают Киже в караул. С той же дилеммой сталкивается и Синюхаев. Услышав приказ, в котором он объявлен умершим, он усомнился не в приказе, а в том, «жив ли он». Его смерть не вызывает сомнений и у окружающих: денщик смотрит на него, «словно видел его в первый раз», аудитор, вселившийся в его комнату, разговаривает с ним как с несуществующим, называя его «бывшим» Синюхаевым. Кажется, только отец поверил в реальность его существования и даже решился написать прошение о признании сына живым и восстановлении его на службе, но постеснялся держать его дома, «а положил его в гошпиталь и написал на доске над его кроватью «Morsoccasionalis. Случайная смерть». Заметим, что к отцу Синюхаев приходит «из желания проверить, существует ли отец в Гатчине или, может быть, не существует». Так звучит в произведении мотив мнимости человеческого существования. Дважды объявленный в приказе умершим, Синюхаев действительно исчезает, и даже «в Петербургском Некрополе» не встречается имени умершего поручика Синюхаева». В рассказе Тынянова сталкиваются живой человек и бездушное государство, и в этой схватке человек терпит поражение. Приказ побеждает человека. Фикция становится важнее живой жизни. История Синюхаева – обратная проекция истории Киже, но их судьбы не противопоставлены, они подтверждают друг друга, возводя случай в ранг закономерности. Не связанные сюжетно, эти две истории связанны мотивом мнимости жизни. Тот же мотив «сомнительной жизни» звучит и в изображении императора Павла. Сомнительно его происхождение («Он знал что-то смутное о скандале своего рождения» (гл. 15), призрачно его правление (в разговоре солдат он назван «подмененным»), фикцией оборачивается и его трагическая гибель: Тынянов воспроизводит в финале версию смерти Павла, закрепленную официальной бумагой, ничего общего не имеющей с реальностью. Да и сама павловская империя, где человеческое существование становится эфемерным, названа «странным отечеством».
Учитель. Итак, настрой рассказа Ю.Тынянова пессимистичен. Бюрократическую машину, по его мнению, сломить нельзя. Однако отрицательные персонажи М.Булгакова терпят комические наказания за принадлежность к бюрократической системе. Можно ли одолеть эту систему?
Ученик. В романе М.Булгакова «Мастер и Маргарита» сильнее бюрократической машины становятся иррациональные демонические силы. По мнению М.Булгакова, иррациональный по своей природе бюрократический аппарат нельзя победить рационально, и после исчезновения шайки Воланда все встает на свои места.
 
Третья учебная ситуация. Реализм рассказа.
Вопросы для эвристической беседы. Почему в изображенную эпоху мнимое существование получает реальность? Какими обстоятельствами вызвана «материализация» Киже? Как изображено постепенное превращение писарской ошибки в «реального» человека? Почему наказание Киже дано через субъективное восприятие солдат? Какие художественные детали подчеркивают обычность всего происходящего? Как звучит в рассказе мотив пустоты? Чем определяется дальнейшая судьба Киже? Что общего между террором, насаждаемым Павлом, и его благодеяниями? Какими людьми стремится окружить себя император и почему? Какие «личные достоинства» достоинства Киже определили его стремительную карьеру? Как подчеркнута типичность его судьбы? Почему Тынянов, значительная часть которых посвящена пушкинской эпохе, обратился в рассказу к периоду правления Павла I? Какие исторические параллели расширяют временные рамки повествования? Чем становится в рассказе анекдотическая история?
История подпоручика Киже – свидетельство того, что в изображаемую эпоху именно фикция приобретает свойства реальности. Для самовластия имеет значение не человек, а правильное движение механизма. Появление Киже так и осталось бы писарской ошибкой, если бы в несуществующем человеке не возникла бы острая необходимость. Объятый подозрительностью Павел услышал крик «караул» под своим окном, в котором почувствовал признак какого-то злоумышления, за которым неизбежно должно следовать наказание. Однако преступник не был найден, и это было воспринято как сбой хорошо отлаженного механизма. Тогда то и понадобился Киже, чтобы было на кого возложить ответственность за совершенное преступление. Мнимость, абстракция материализуется: «Страх становился легче, он получал фамилию»; «…у него <подпоручика> наметилось лицо… Теперь это лицо отвердело и вытянулось… Это была действительность». Заметим, что наказание Киже и его этапирование в Сибирь даны через восприятие солдат, которые не видят в этом ничего необыкновенного. Изображая парадоксальную, анекдотическую ситуацию, Тынянов подчеркивает тем самым обычность происходящего. Об этом же свидетельствуют и художественные детали: отполированная телами тысячи наказанных ранее солдат «кобыла», специальная скамья для наказания плетью и «притоптанная Владимирская дорога» - притоптанная тысячами ног ссыльных. Да и сам факт, что наказание обрушивается не на конкретного человека, а на несуществующий мираж, свидетельствует о том, что на его месте может быть каждый. Это придает анекдотической истории трагический оттенок. Обратим внимание, что сомнения конвоиров, сопровождающих Киже, вызваны не отсутствием арестанта, а тем, что «не слышно было звука цепей и не нужно было подгонять прикладами». Удивление же смотрителей тотчас сменяется абсолютной уверенностью, только они видят казенную бумагу. Отсутствие реального человека вполне компенсируется для них абсурдным канцелярским штампом: «Арестант секретный и фигуры не имеет». Пустота, заменяющая живого человека, никого не удивляет еще и потому, что становится воплощением духа эпохи Павла (гл. 15).
Дальнейшая судьба Киже определяется расположением духа императора, как и все в империи при самовластии. В случае дурного расположения Павла «как с неба при ясной погоде рушились палки на целые полки, темною ночью при свете факелов рубили кому-то голову на Дону, маршировали пешком в Сибирь случайные солдаты, писаря, поручики, генералы и генерал-губернаторы» (гл. 6). В случае доброго расположения «денщик-турок, который ваксил его сапоги, становился графом». Однако за столь разными состояниями Павла становится одно и то же – страх. Страх становится причиной террора. Страх перед изменой заставляет его окружать себя людьми, не имеющими собственного мнения, лично преданными императору: «…надобно было приблизить человека простого и скромного, который всецело был бы обязан ему…» Стремительная карьера Киже объясняется его неоценимыми для Павла достоинствами: «Он был исправный офицер, потому что ничего дурного за ним нельзя было заметить». После «смерти» Киже император говорит о нем: «У меня умирают лучшие люди». Таким образом, для самовластия лучшими людьми оказываются те, которые начисто лишены индивидуальности. Изображая абсурдные, гротескные эпизоды биографии своего героя (венчание с отсутствующим женихом, рождение у Киже сына, «по слухам похожего на него»), писатель постоянно подчеркивает типичность его судьбы: «Так, впрочем, бывало во многих полковничьих постелях С.-Петербурга…»; «Но и это случалось во многих полковничьих домах». Таким образом, отсутствие героя не есть отсутствие характера. Киже – типический характер павловской эпохи, не проявляющий характерных свойств, которого просто нет. Он сформирован типическими обстоятельствами «великого гнева», «великого страха», абсолютной покорности и непререкаемой власти приказа. Тынянов обращается к павловской эпохе потому, что она – наиболее полное и характерное проявление русского самовластия.
Так абсурдный, анекдотический случай под пером писателя превращается в символ эпохи, выражает ее сущность.
Учитель. Чем же отличается дух рассказа Ю.Тынянова от настроя романа М.Булгакова?
Ученик. Роман М.Булгакова более революционен. Если у Ю.Тынянова всего лишь зарисовки и попытки проанализировать суть бюрократической системы, то герои М.Булгакова, Мастер и Иешуа, пытаются восстать против мегамашины, дезорганизуют ее ход, за это система и распинает их. Величайший грех булгаковских героев перед государством еще и в том, что они личности, а лучшие люди для системы те, чья индивидуальность полностью стерта (подпоручик Киже у Ю.Тынянова).
Заключительная часть.
Итак, в произведениях Ю.Тынянова и М.Булгакова запечатлены страшные черты тоталитарно-бюрократического государства, иррационального по своей природе. Наше общество не вняло предупреждению своих гениальных сынов от А.Пушкина до современных писателей, и тоталитарная система, меняя идеологическую подоплеку, держится в России уже не одну сотню лет. Возможно, поколение нынешних семнадцати – двадцатилетних молодых людей сумеет преодолеть ошибки своих отцов и дедов и построит в России государство, основанное не на тоталитаризме и бюрократии, а на более гуманных началах.

В хорошем качестве hd видео

Онлайн видео бесплатно