Вы не зарегистрированы

Авторизация



Интегрированный урок (история России, литература) "Соловки - русская Голгофа"

Submitted by Олеся Викторовна Лыжина on Sat, 05/01/2013 - 19:53
Данные об авторе
Автор(ы): 
Лыжина Олеся Викторовна, Осенихина Людмила Павловна
Место работы, должность: 

МБОУ СОШ №77 г. Архангельск

учителдь истории, учитель литературы

Регион: 
Архангельская область
Характеристики ресурса
Уровни образования: 
среднее (полное) общее образование
Класс(ы): 
11 класс
Предмет(ы): 
История
Предмет(ы): 
Краеведение
Предмет(ы): 
Литература
Целевая аудитория: 
Классный руководитель
Целевая аудитория: 
Учитель (преподаватель)
Тип ресурса: 
конспект урока (занятия)
Краткое описание ресурса: 
<p> Конспект урока и презентация для учащихся 11 класса. История тоталитарного государства и противления несвободе в СССР с эпементами краеведческого материала (Соловки) и использованием стихов узников Соловков и современных авторов как исторического источника, характеризующего данный период истории.</p>

 

                                                                                                                                               

                                                                                                                                                    © Осенихина, Лыжина . 2011-2012

 

Конкурс уроков и методических разработок по теме

 «Соловки – символ вселенской трагедии и нравственного подвига XX век.»

 

Тема урока «Соловки: русская Голгофа»

Авторы: Осенихина Людмила Павловна

учитель литературы высшей категории

 

 

________________________

Лыжина Олеся Викторовна

 учитель истории 1 категории

 

________________________

 

МОУ СОШ №77 г. Архангельска (163035 ул. Дежнёвцев 12)

 

Архангельск 2011-2012

 

 

 

 

 

 

 

План-конспект урока «Соловки: русская Голгофа».

Интегрированный урок по истории России и литературе  в 11 классе.

 

Тип урока: Изучение нового.

Продолжительность– 90 мин.

Цель урока: на основе литературного и исторического материала показать учащимся Соловки как символ российской трагедии и место нравственного и гражданского подвига 20-го века.

 

Задачи урока:

Образовательные:

 

·        Углубить знания о тоталитарном государстве и актуализировать ранее полученные знания;

·        Углубить и расширить знания по истории родного края;

·        Познакомить с историей Соловков, их ролью и значением в истории России;

·        Знакомство с творчеством соловецких узников.

Развивающие:

·       Развивать умение находить и классифицировать нужный материал.

·       Развивать умение анализировать, сравнивать и обобщать, используя информационные технологии.

·       Развивать навыки публичного выступления.

·        Вырабатывать умения самостоятельно применять знания, переносить их в новые условия;

·        Развивать навыки анализа и работы с историческими документами;

·        Развитие навыков анализа поэтического текста и выразительного чтения.

Воспитательные:

·        Повысить интерес учащихся к проблеме отношений государства и граждан;

·        Воспитать чувство ответственности за происходящее в стране.

·        Воспитание патриотизма и активной гражданской позиции.

 

 

 

 

 

Образовательная технология: информационно-коммуникативная, технологиякритического мышления.

Формы организации учебной деятельности: фронтальная, групповая, индивидуальная.

Методы обучения:проблемное обучение, объяснительно-иллюстративный исследовательский, репродуктивный, метод презентаций, мозговой штурм.

Средства обучения:учебники, дидактические материалы (распечатки документов, тексты стихов), компьютер, Интернет-ресурсы, электронные презентации

Система контроля: индивидуальный контроль, самоконтроль, взаимоконтроль.

Прогнозируемый результат: у школьников в ходе урока должны сформироваться представления о тоталитарном государстве, гражданская позиция, правильное понимание духовного подвига человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Этапы урока

Деятельность учителя

Деятельность учеников

 Формы и методы

Слайды презентации

Подготовительный

 

(2 недели до проведения урока)

Распределение учащихся на группы для выполнения заданий, консультации для учащихся по подготовке материалов к уроку, контроль за подготовкой.

Сбор и анализ информации, подготовка презентаций,  докладов, подготовка выразительного чтения.

Индивидуальные и групповые консультации

 

Ход урока.

1.Вступление.

Эпиграф:

Россия тридцать лет живет в тюрьме,

На Соловках или на Колыме.

И лишь на Колыме и Соловках

Россия та, что будет жить в веках.

   

                           Г.Иванов.

1.Вступительное слово учителя литературы о том, что на предыдущих уроках по творчеству Е.Замятина и Е Платонова учащиеся уже познакомились с понятиями тоталитарное государство и репрессии. Данный урок призван расширить и углубить  знания учащихся по этой теме. Объявление темы урока, эпиграфа, актуальности, постановка проблемы:

Соловки – символ трагедии или нравственного подвига?

 

 

 

 

Учитель истории.-Проблема ГУЛАГа:

Соловки – символ трагедии или нравственного подвига?

Как мы сможем ответить на этот вопрос?

 

 

Осмысление проблемного вопроса.

Предложения по ходу урока.

Мозговой штурм.

 

№1

№6

№7

 

2.Историко-географический экскурс:

Учитель литературы:

Что такое -Соловки?

·         Географическое положение, природа.

Стихи Н. Клюева о Соловках.

·         Стихотворение

 М.Фроловского «Сонет».

Какое настроение создают эти стихи? Почему? – Краткий анализ. 

Краткий анализ текстов стихов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вывод: справедливы ли слова поэта: «…чуден остров Соловецкий»? Почему?

 

 

 

Лекция с опорой на презентацию

 

Постановка проблемных вопросов.

№ 8

№  9 (видео)

№  10

 

Учитель истории:

·         Историческая справка о возникновении монастыря.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лекция и рассказ с опорой на презентацию.

№ 11

 

 

 

 

 

 

·         Соловки в XX веке.

·         Чем стали Соловки в советскую эпоху и какую память о себе оставили?

 

Учитель литературы:

 

интересно сравнить то что вы услышали о соловках начала 20-го века с дошедшим памятником литературы 18-го века.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

№ 12

 

№ 13

 

 

 

 

 

 

·         Разбор фрагмента «Поэмы изгнанника».

 

Выводы. Какие причины позволили превратить Соловки в тюрьму 20-го века?

 

Выход на

главный  проб-

лемный вопрос: Почему Соловки можно назвать русской Голгофой?

 

 

Сравнить с положением узников    20-го столетия.

 

 

 

Выводы. Какие причины позволили превратить Соловки в тюрьму 20-го века?

Выход на

главный  проб-

лемный вопрос: Почему Соловки можно назвать русской Голгофой?

 

Словарная работа.

 

Сопоставительный анализ. Эвристическая беседа.

№ 14

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

№ 15 (скрытый)

При необходимости

2.Изучение нового материала.

Эпиграф:

Живому сердцу надо биться.

И верю: будет нам дано

И эту дочитать страницу…

 

 В.Аркавина.

Учитель истории:

1. Соц. состав з\к и

  • соц. структура з\к
  • духовенство как «враги народа».

Постановка проблемного вопроса:

Почему именно духовенство стало первой мишенью в борьбе большевиков

 за новый мир?

 

 

 

Лекция с опорой на презентацию.

 

 

Постановка проблемных вопросов

 

№  16

Эпиграф.

 

 

 

 

 

 

 

№ 17 (видео)

 

 

 

 

 

 

2. Богоборчество большевиков

·         Павел Флоренский

·         Отец Владимир Лозина-Лозинский.

Учитель литературы. Анализ стихов.

 

Выводы.

Выступления учащихся о судьбе священников.

 

Знакомство с фрагментами из книги О.Волкова «Погружение во тьму».

Стихи В.Лозина-Лозинского.

Анализ.

Выводы.Почему имее

Нно духовенство стало первой мишенью большевиков?

 

Работа с историческим документом,

анализ стихов.

 

№ 18

№ 19

 

Учитель истории.

3. «Места» СЛОНА

  • Рост численности з\к
  • Перевод на самоокупаемость
  • Лесозаготовки
  • Секирка
  • Карцер Кремля
  • Голгофа

 

Учитель литературы.

Анализ песни.

 

 

 

 

 

 

Выступления учащихся с использованием своих презентаций.

 

 

Краткий анализ текста песни «О, Москва…»

 

 

 

 

 

 

 

 

Работа с документом. Публичные выступления учащихся.

Анализ песни.

 

 

 

№ 20

 

 

№ 21-22-23 (видео)

 

№ 24-25

 

№ 26-27

 

 

4.Как попадали в СЛОН?

Учитель литературы:

  • Учащимся предлагается проанализировать фрагменты лирических стихов.

Кто, по-вашему, мог написать такие строки?

Можно ли предположить, что это написал узник?

И всё-таки это стихи заключённых.Что поражает? Какие мысли вызывает?

За что такие

тонко чувствующие люди

оказались в таком страшном месте?

 

 

Анализ фрагментов стихотворений Ю.Айхенвальда,

В.Каменецкого, Б.Евреинова,

В.Кемецкого, Г.Русакова.

 

 

Ответ на вопрос:

 Какое преступление могли совершить люди, создавшие такие красивые стихи?

Наблюдение, анализ, эвристическая беседа.

 

 

Учитель истории:

Знакомство со

статьёй 58.

  • Знакомство с воспоминаниями заключённых, историческими документами.
  • Знакомство со стихами.

 

 

 

 

 

 

 

Выступления учащихся с чтением воспоминаний и стихов.

 

 

 

 

Стихи заключённых о «новой жизни».Ю.Айхенвальд,

Песня «Нас посадят в холодны вагоны»,М.Фроловский.

Воспоминания Д.С.Лихачёва и О.Волкова..

 

Работа с историческим документом, наблюдение, сопоставление, анализ.

№ 28

 

Учитель истории.

  • Молодёжь в СЛОНе.

 

Выступления учащихся.

Репродукция, публичное выступление.

№ 29

 

Вывод .

 

Вывод.(Ответ на вопрос).

 

 

 

Учитель литературы:

  • Как вы думаете,

какой вопрос волнует всех, кто попадал сюда?

Можно ли на что-то надеяться,очём-то мечтать в таком месте и в таких страшных условиях?

И всё-таки мечты были.

 О чём мечтают заключённые?

Тема возвращения в лирике.

 

 

 

 

Анализ стихотворений

В.Кемецкого,

М.Фроловского.

Наблюдение, анализ, сопоставление, эвристическая беседа.

 

 

  • Заключение не курорт, не свободное времяпровождение.  Можно ли представить себе,что на Соловках, в этом аду,  возможна какая-то

культурная жизнь?

Сообщения учеников о театре, газетах, журналах, выпускавшихся в СЛОНе.

Публичное выступление.Наблюдение. Анализ.Обобщение.

 

 

  • В начале нашего урока мы обратили внимание на природу Соловков. Можно ли найти отражение этой темы в лирике узников?

Тема природы в лирике.

Чтение и анализ стихотворений В.Кемецкого, Г.Русакова.

Образ чайки.

Выразительное чтение стихов, наблюдение, анализ, выводы.

 

 

  • Излюбленная тема поэтов – любовь. Нашла ли она отражение в стихах заключённых?

 

Анализ стихов Ю.Чиркова,Макса Кюнерта.

 

 

Наряду с мужчинами сроки отбывали и женщины.

Учитель истории о женщинах на Соловках.(Воспоминания узниц).

Учитель литературы:

«Женская» тема в

соловецкой лирике.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чтение и анализ стихотворений В.Аркавиной.

№ 30

№ 31

 

      Пронаблюдав, как

и чем живут заключённые, мы. сегодняшние, наверняка задаёмся вопросом:

Что могло помочь выжить этим людям и сохранить человеческое достоинство?

  • Тема душевной стойкости.

 

 

 

Ответы-предположения учащихся на проблемный вопрос.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Анализ стихов В.Аркавиной,

 

 

Мозговой штурм.

наблюдение, анализ, выводы.

 

 

 

 

 

№  32

 

  • Философские мотивы в лирике заключённых.

 

Чтение и анализ стихов В.Васильева, Б.Емельянова,В.Хародчинского.

Выразительное чтение стихов, наблюдение, анализ, выводы.

 

 

  • Театр и ироническая лирика.

 

 

 

 

 

 

Чтение и анализ воспоминаний заключённых,
 гимна «Соловецкие огоньки»,стихов Ю.Казарновского, Б.Емельянова.

№ 33

 

Учитель истории:

Кроме самовыражения в стихах, были  ли

попытки заключённых привлечь внимание современников?

Сообщения учащихся.

Работа с историческими документами.

 

 

5.Выводы по основному проблемному вопросу.

Выводы.

Почему мы назвали Соловки русской Голгофой?

 Как  выживали заключённые?

Что помогало выжить и сохранить в себе человеческое начало?

Обобщение, вывод.

 

3.Заключительный этап.

Эпиграф:

В памяти живы и не забыты

Большие этапы в глухую Сибирь,

Виширский лагерь на хмуром Урале

И Соловецкий святой монастырь.

 

Постановка проблемного

вопроса:

Надо ли сегодня помнить

о тех страшных временах? Зачем?

 

 

 

 

Учитель литературы:

 

1.Эхо СЛОНа в современ ной литературе.

 

 

 

 

Учитель истории:

 

2.День памяти жертв политических репрессий в Архангельске.

 

 

Вывод.Почему мы не можем, не имеем права забывать о Соловках?

 

Это память о страшной трагедии. И в то же время удивительный пример духовной стойкости и нравственной чистоты людей.

 

Осмысление учащимися вопроса.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Работа со стихами Г.Иванова, Ю.Айхенвальда,

А.Жигулина,

С. Морозова,В.Сергина.

 

 

 

 

Как увековечена память о тех страшных временах?

 

 

 

Вывод.Ответ на проблемный вопрос.

 

Это память о страшной трагедии. И в то же время удивительный пример духовной стойкости и нравственной чистоты людей.

Эвристическая беседа.

Анализ стихов.

 

№ 34

Эпиграф.

 

 

 

 

 

 

 

 

№ 35

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

№ 36

№ 37

 

 

 

 

 

 

 

 

 

№ 38 (видео)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Д/З

 

1.Написать эссе на тему

«Соловки – символ вселенской трагедии и нравственного подвига 20-го века».

Или

2.Создать проект памятника узникам

Соловков.

Или

3.Создание буклетов о    Соловках.

 

№ 39

 

Приложения:

Ê  №1- литературные материалы,

Ê  №2 – исторические документы,

Ê  №3 – темы докладов к уроку.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Использованные материалы:

Ê  http://www.radashkevich.info/KD-Pomerancev/KD-Pomerancev_130.html

Ê  tp://tarzanissimo.livejournal.com/105547.html

Ê  http://club.foto.ru/

Ê  http://images.yandex.ru/yandsearch?rpt=

Ê  Юрий Шаповал. Это страшное слово Соловки... Записал Сергей Махун. //Газета "День", Киев, №196, 26.10.2002

Ê  С.П.Мельгунов. Красный террор в России. Москва. 1990

Ê  Красный слон на Белом море.// «Северные просторы» №5-6 1992

Ê  Ю.Чебанюк. По ком звонит Соловецкий колокол. // Газета «Век». Май 2000

Ê  В.В.Скопин. На Соловецких острлвах. Москва. «Искусство» 1991

Ê  /www.solovki.ca/writers_

Ê  ttp://lito.ru/text/56185  

Ê  Ольга Рычкова. Северный Гомер."//Алфавит", Москва, 17.10.2002).

Ê  • Николай Клюев в лагерном журнале "Соловецкие острова", 1926.

Ê  : http://www.solovki-monastyr.ru/

Ê  Князь Сергей Голицын. "Записки уцелевшего".// "Дружба народов" № 3, 1990

Ê  Давор Шустер. Соловки, Соловки...// "Вестник", Балтимор. 07.01.2004

Ê  Г.А.Хомяков. "Соловецкие острова".// Север. 1990. № 9.

Ê  www.vcisch2.narod.ru.

Ê  Дмитрий Лихачев. Воспоминания. //Серия: Мой 20 век. Издательство: Вагриус, 2007 г.

Ê  Светлана Тюкина. Теперь вы в Соловках (лирика времен СЛОНа). //Альманах "Соловецкое море", № 2, 2003

Ê  www.vcisch2.narod.ru.

Ê  http://solovki.info/?action=archive&id=397

Ê  Чернавина Татьяна. Побег из ГУЛАГа.// Москва. Классика плюс, 191 с. 1996) Ê  http://www.photodom.com/ru/photo/1675690 Ê  http://solovki.ru  

 

                                                                                                                  Приложение №1.

Дмитрий Лихачев. О Соловках 1928-1931 г.г. "Место под нарами".

Олег Васильевич Волков. Погружение во тьму (Белая книга России)  

 Журнал «Соловецкие острова» за 1925–1930 гг.

 

Соловецкая муза. Стихи и песни заключенных СЛОНа. М.: Возвращение, 1992.

 

 

Стихи , использованные на уроке:

 

Николай Клюев.

Просинь - море, туча - кит,
А туман - лодейный парус.
За окнищем моросит
Не то сырь, не то стеклярус. 

Двор - совиное крыло,
Весь в глазастом узорочье.
Судомойня - не село,
Брань - не щекоты сорочьи. 

В городище, как во сне,
Люди - тля, а избы - горы.
Примерещилися мне
Беломорские просторы. 

Гомон чаек, плеск весла,
Вольный промысел ловецкий:
На потух заря пошла,
Чуден остров Соловецкий. 

Водяник прядет кудель,
Что волна, то пасмо пряжи...
На извозчичью артель
Я готовлю харч говяжий. 

Повернет небесный кит
Хвост к теплу и водополью...
Я - как невод, что лежит
На мели, изъеден солью. 

Не придет за ним помор -
Пододонный полонянник...
Правят сумерки дозор,
Как ночлег бездомный странник.

 

 

 

 

 

Стихи поэтов – узников.

  Борис Евреинов.   Пусть в Москве, любимой и желанной, Вспыхнут цепи яркие огней... Здесь закат такой благоуханный, На закате крики лебедей. И теперь, смиренный и бессильный, Я грущу невольно, а закат Все горит - И стелется кадильный, Благостью рожденный аромат...

Воскресным днем

               Теперь мне все равно,                Где молодость моя проходит.                В. Лозина-Лозинский   Бродить бесцельно меж камней лишайных Расписанных, как танки, в дикий цвет… И вдруг шаги остановить случайно, Заметив чайки ловкой пируэт.   Затем дойти до двух часовен Запущенной извилистой тропой. И у колодца из трухлявых бревен Испить ненарушаемый покой.   И выйдя к морю, стершему все грани, Где на песке следы от неводов, Прилечь под солнцем, грезя без желаний, И слушать волн напевный часослов.   А в зыбком мареве на горизонте Искать видения материка… О перечитанном не думать Конте И лишь о Вас грустить издалека.   Журнал "Соловецкие острова"

 

Виктор Васильев

 

Плывет шуга,
толкая рылом берег,
зовет в заморские края.
Беззубым ртом
про вою что-то мелет,
что на Руси во всех краях — беда.

Плыви ты прочь, шуга,
не прибавляй нам боли
и не мани с собою дураков.
Мы не сумели сохранить корней у воли,
поэтому достойны Соловков.

 

Борис Лейтин
Весна

Весна. И голуби воркуют жарко.
Венеция приснилась в Соловках.
Венеция. Сверкающий Сан-Марко.
Видения, застывшие в веках.

Но синь небес так трогательно марка
— Взгляни: уже пятнится, в облаках.
Какой безумец — Данте ли, Петрарка
Расцвет, любовь размерит здесь в строках.

Нет! Лишь на миг мечте поэта просто,
Игрой пленившись нежной голубей,
Взнестись в лазурь, что выше. Голубей,
Забыть дыханье жгучее норд-оста.

Чу! Севера пронзительный язык —
То будит к жизни чайки резкий вскрик

 

Виктор Хародчинский


И меня расстреляют… Печален, спокоен,
Я пройду сквозь тюремную серую муть,
Перед взводом поставят, и точен, и строен
Ряд винтовок поднимется, целя мне в грудь.
Мимолетно припомню судьбу Гумилева,
Лица милых расстрелянных где-то друзей,
На солдат посмотрю, — будут странно суровы
И угрюмо бездумны глаза палачей…
И спешащий вдогонку годам отгремевшим
Будет страшен секунд утомительный бег…
Залпа я не услышу… Лицом побелевшим
Вдруг уткнусь в окровавленный колющий снег.

 

ЮРИЙ КАЗАРНОВСКИЙ

СЕВЕРНОЕ ЛЕТО

Сначала было чуть морозно,
Но вот и лето, как всегда,
По принципу: уж лучше поздно,
Чем никогда!

В июне шла метель, играя,
И на снегу дробился свет.
— «Люблю грозу в начале мая» —
Читал рассеянный поэт.

Но это было и уплыло
Со льдами, с рокотами вьюг.
И солнце — умное светило —
Уже работает под юг.

Доставлен летнею волною
Обветрен, важен и безус,
Рыбак торгует камбалою
Одностороннею, как флюс.

И мой сосед ушел гулять,
Но ненадежны солнца выси.
Я лучше буду загорать
От приходящих с юга писем.

Но непоседства мил мне бес,
И вот иду в лесную просинь,
Где ставят тот же хвойный «Лес»
В нехитрой постановке сосен.

Как быстро развернулось лето, —
Вот старый гриб украсил бор…
Разочаровываюсь: это
Гуляет бывший прокурор.

-----------------

1931 Мой дядя самых честных правил, Когда внезапно "занемог", Москву он тотчас же оставил Чтоб в Соловках отбыть свой срок.   Он был помещик. Правил гладко, Любил беспечное житье, Читатель рифмы ждет: десятка – Так вот она – возьми ее! Ему не милы те широты, И вид Кремля ему не мил, Сперва за ним ходил комроты, Потом рукраб его сменил.   Мы все учились понемногу, Втыкали резво где-нибудь. Баланов сотней (слава Богу?) У нас немудрено блеснуть.   В бушлат УСЛОНовский одет, Мой дядюшка невзвидел свет.

В СЕВЕРНОМ КОТЭДЖЕ

          Я троегодно обуслонен,           Коллегиально осужден.   Среди красот полярного бомонда, В десерте экзотической тоски, Бросая тень, как черная ротонда, Галантно услонеют Соловки.   Ах, здесь изыск страны коллегиальной, Здесь все сидят - не ходят, - а сидят. Но срок идет во фраке триумфальном, И я ищу, пардон, читатель, blat.   Полярит даль бушлат демимонденки, Вальсит грезер, балан искрит печаль, Каэрят дамы - в сплетнях все оттенки - И пьет эстет душистый вежеталь.   Компрометируют маман комроты, На файв-о-клоках фейерверя мат. По музыку Россини ловит шпроты Большая чайка с занавеса МХАТ.   Окончив срок, скажу: - Оревуар. Уйду домой, как в сказаочную рощу, Где ждет меня, эскизя будуар, У самовара девственная теща.   1930

 

 

ВЛАДИМИР КЕМЕЦКИЙ

Белая ночь
Двух бледных зорь немая встреча. И крылья чайки, и залив... Всю ночь не умирает вечер, С часами утренними слит.   Плывут в изменчивом движеньи Вдоль искривлённых берегов Расплывчатые отраженья Зеленоватых облаков.   И так томителен над нами Двойной зари двуличный свет... Обманчивое упованье — Забытой страсти мёртвый след.            Соловки, 1928

 

ПОСЛЕДНИЙ ПАРОХОД

Последняя сирена... И дуга
Расплывчатого дыма. Расставанье…
Будь счастлив, друг, унылое изгнанье
Со мной деливший. Заметет пурга
Твой легкий след. Иные берега
Увидишь ты — и в солнечном сиянии
Растает севера воспоминанье,
И друга ты забудешь. Стынь, шуга!
Отныне жребий мой — из кельи сонной
Следить полет слепой и неуклонный
Широких туч, стремящихся на юг,
Смирять стихами памяти укоры,
И вслушиваться в беломорских вьюг
От века нескончаемые споры.

1929

ФЕВРАЛЬ НА ОСТРОВЕ

О жизни и о радости вестей
Нам даже ветер но приносит боле...
Я покорился беспощадной воле
Судьбы — и хмелем пройденных путей

Упиться вновь не мыслю. Все черствей
И равнодушней становлюсь в неволе,
И чуждым внемлю я без прежней боли
Звучанию полярных областей.

О, жизнь моя, ты полюса достигла
Недвижного — и дремлешь. Вкруг тебя
Пурга взметает снеговые иглы,

И льды нагромождая и дробя,
Рокочет вал полуночного моря
И стонут берега, глубинам вторя.

1929

ПРОЩАНЬЕ

Большая и торжественная птица.
Летит в закат. И лиловеет лес.
Мне хочется безгорестно проститься.
С земным теплом, с прозрачностью небес.

И я несу изношенное тело.
В смолой и влагой полные часы,
Чтоб было легче разум охладелый.
Пролить на землю каплями росы.

Медлительно и сладко расставанье.
С тенями чувств, ошибок и отрад…
В бесхитростном существовании
Да растворится соль моих утрат.

И странно мне и радостно сознанье,
Что плоть мою победно обовьют
Кривые сосны алчными корнями.
И выпьют, не спеша, как воду пьют.

Что все забудется и все простится,
Все догорит, как солнца алый дым,
И будет только вечер и над ним
Полет большой и одинокой птицы.

Песнь о возвращении
Разбиваются в море льды, Вдоль тропы прорастает трава, Острый запах солёной воды Обволакивает острова.   Разбиваются льды, звеня, Хриплый ветер кричит, смеясь... Ты едва ли узнаешь меня В нашей встречи вечерний час.   Снег блестит на моих висках, На лице морщины легли — Ибо тяжко ранит тоска На холодном краю земли.   Слишком долго к тебе одной Белой вьюгой рвалась душа, Когда сполох мерцал надо мной, Как прозрачный твой синий шарф.   Слишком много ночей я вникал В зимних звёзд ледяную игру — Ожерелья твои вспоминал, Упадающие на грудь... Я приду — и внесу в твой дом Запах водорослей и смолы, Я приду поведать о том, Что узнал у замшелой скалы.   И прочту я тебе стихи О стране, где не пахнут цветы, Не поют по утрам петухи, Не шуршат по весне листы.   Расскажу тебе про народ Неприветливых этих мест — Он отважно и просто живёт, Бьёт тюленей и рубит лес.   Догорят в камине огни, Затуманится голова... Всё равно, ни к чему они, Человечьи пустые слова...   Замолчу. Оборву рассказ. Попрошу для трубки огня. Может быть, хоть на этот раз Ты сумеешь услышать меня.           Соловки, 1931

 

Владимир (Лозина-Лозинский Владимир Константинович). Священномученик

Отец Владимир будучи в Соловецком концлагере написал стихотворени, которое посвятил: "А.И" - святому Илариону (Троицкому), архиепископу Верейскому.

Над этим полным страха строем,
Где грех, и ложь, и суета -
Мы свой надмирный город строим,
Наш мир под знаменем креста.
Настанет день, и час расплаты
За годы крови и тревог,
Когда-то на земле распятый
На землю снова снидет Бог.
С крестом как символом спасения,
Он воззовет и рай и ад:
И, се, расторгнутся каменья,
Се, бездны тайны возвестят.
Полярные растают льдины,
Погаснет солнце навсегда,
И первозданные глубины
Откроет каждая звезда.
Тогда из тьмы времен сметенных
В последнем ужасе угроз,
Восстанут души убиенных
За имя вечное - Христос.
И Бог страдавший, Бог распятый,
Он примет подвиг их земной:
Его посол шестокрылатый
Их позовет своей трубой.
И в град Грядущего, ликуя,
Они войдут, как в некий храм,
И вознесется "Аллилуия"
Навстречу бурям и громам.
Тогда, о Боже, к смерти, к ранам,
Ко всей их скорби мировой,
Теперь Тобою осиянным
Мы, люди, бросимся гурьбой.
Твоя любовь есть бесконечность;
И ради их, нас не кляня,
Ты, Господи, введешь нас в вечность
Невечереющего дня.

 

Георгий Русаков

Май

  Журчат ручьи, ворча парчей текучей, По вечерам хрустален робкий хруст. Из под сугроба брызнул быстрый куст И лавина расплавилась под кручей.   Седые тучи сбились пестрой кучей. Ударил гром, рассыпав глухо груз. Мирьядои раскрывающихся уст Пьет влагу твердь      под шум лесных стозвучий.   На солнце золотится пролысь гор... Раскачивая глыбами стальными, Вскрываются четыреста озер.     И надо всеми звуками земными — Спокойствие, безгрешность и простор, Как некогда, при иноке Зосиме.                                   Соловки, 1926.

 

Фроловский
Михаил Николаевич

Соловки

Сонет
  Упорно шли на север поколенья Безмолвною борьбой утомлены, Измучены, но не побеждены, Победы предвкушая наслажденья.   Ослабевали страстные виденья И отступали огненные сны, Когда высокой вековой стены Смыкали круг тяжелые каменья.   Себя сама не в силах побороть, Воздвигла их бунтующая плоть, И, памятник борьбы неумолимой, Из вздохов, слез, молитвы и постов Встал монастырь, монах неутомимый, Над зеленью пустынных островов. Я хочу к тебе вернуться прежним, Прежним быть, как много лет назад. Не гляди, что время неизбежно Заостряет мой спокойный взгляд.   Стал смелее, тише и суровей, Стал суровей, может быть, добрей. Слишком много потеряло крови Мое сердце в этой смуте дней.   Но зато по-новому быть нежным, Нежным быть могу — но не с тобой, Я с тобой хочу остаться прежним Мальчиком с большою головой.

Тяжело сдавили своды,
Тяжело гнетёт тюрьма,
Мутным призраком свободы
За решёткой дразнит тьма.

Спит тюрьма и трудно дышит.
Каждый вздох — тоска и стон,
Только мёртвый камень слышит,
Ничего не скажет он.

Но когда последней дрожью
Содрогнётся шар земной,
Вопль камней к престолу Божью
Пронесётся в тьме ночной.

И когда, трубе послушный,
Мир стряхнёт последний сон,
Вспомнит камень равнодушный
Каждый вздох и каждый стон.

И когда последний пламень
Опалит и свет, и тьму,
Всё расскажет мёртвый камень,
Камень, сложенный в тюрьму.

Спит тюрьма и тяжко дышит.
Каждый вздох — тоска и стон,
Неподкупный камень слышит,
Богу всё расскажет он.

 

 

СЫНУ, КОТОРЫЙ БУДЕТ

Я тебя не вижу и не знаю,
Мой в земле таящийся алмаз,
Но в глазах любимых я читаю
Новый блеск мужских спокойных глаз.

Это я, но только помоложе,
Это дед, но только посильней,
Это кровь моя под новой кожей,
Смуглой кожей матери твоей.

1931 год

 
  Пересылка.   От свистка до свистка, от шести до восьми, От решётки к железной решётке Ходят, мечутся бывшие раньше людьми, А сегодня — табун в загородке.     Ноги, ноги и ноги стучат на полу, А в глазах — промелькнувшие дали. И слова — как зола, но не трогай золу, Под золой — красный уголь печали.     Ходят, мечутся, ждут, говорят, говорят, Ждут, как скорбные тени Гомера, Что живой Одиссей отопрёт этот ад, Где стучится их скорбная вера.     Отопрёт и вернёт этим теням тела С тёплой кровью, костями и кожей. Ходят, мечутся, ждут... И слова — как зола, И глазами как братья похожи.        
Борис Емельянов

 

"Соловецкие огоньки"

Занесет нас зимою метель
И запрячет на полгода в щель.
Но не знают совсем Соловки
Ни забот, ни тревог, ни тоски.

Припев:
Хорошо из дали соловецкой
В мир глядеть с улыбкою детской.
И куда ни посмотришь - там и тут
Песенки веселые поют.


От метелей морозных и вьюг,
Мы, как чайки, вернемся на юг,
И сверкнут позади огоньки -
Соловки, Соловки, Соловки.

Припев.


А когда-нибудь тихой зимой
Мы сберемся знакомой толпой
И беззлобно начнут старики:
Соловки, Соловки, Соловки!

 

Море Белое — водная ширь

Море Белое — водная ширь, Соловецкий былой монастырь. И со всех концов русской земли Нас любовно сюда привезли.         Припев:       Всех, кто наградил нас Соловками,       Просим, приезжайте сюда сами,       Посидите здесь годочков три иль пять —       Будете с восторгом вспоминать.   Соблюдая кодекс трудовой, Охраняет нас милый конвой. А зимой стерегут от беды Целых полгода крепкие льды.         Припев.   Хороши по весне комары, Чуден вид от Секирной горы. И от разных ударных работ Здоровеет веселый народ.         Припев.   Привезли нам надежд полный куль Бокий, Фельдман, Филиппов и Вуль. А назад повезет Катанян Только грустный напев соловчан.         Припев.   Так живем мы, не зная тоски, Благовонной покушав трески. И, вернувшись в родительский дом, С умилением тихо споем.         Припев.     Журнал "Соловецкие острова" Соловки, 1926   -------------------   Холод. Зимних ночлежек нары, В каплях звездами потолки... Мне не жаль, что ушли бульвары И сменили их Соловки.     От притонов до досок роты Столько вех расколол в пути. Разве к солнцу уйдешь пилотом, Когда мимо жизнь прокатил?  

Песни.

Автор неизвестен.

НАС ПОСАДЯТ В ХОЛОДНЫ ВАГОНЫ

Нас посадят в холодны вагоны
И в осеннюю хмурую темь
Повезут по железной дороге
В всем известную станцию Кемь.

Не узнает про то моя милая,
Не узнает о том моя мать,
Только ветер холодный осенний
Будет злобно в окно напевать.

Вот уж поезд с вокзала отходит,
Сердце ноет, болит от тоски.
Далеко от родимого дома
Нас погнали страдать в Соловки.

Не для нас заиграют баяны,
Не для нас зашумит ресторан;
Нас покроют густые туманы,
Где бушует седой океан.

Шик заменит простая рубаха,
И погаснут в глазах огоньки.
В тесной келье святого монаха
Будем мы обживать Соловки.
----------------

О, Москва, Москва, Москва, Москва, Сколько ты нам горя принесла: Все судимости открыла, Соловками наградила, Ах, зачем нас мама родила!   Там вдали стоит Секир-гора, Где зарыты многие тела, Ветер буйный там гуляет, Мама родная не знает, Где сынок, зарытый навсегда.   А всему свидетель — темный лес. Сколько там творилося чудес! На пеньки нас становили, Раздевали и лупили, А начальник говорил: "Подлец!"    

Аркавина
Вера Яковлевна

Дочь

( из стихов 37-го года )

I Чему нет слов

Так просто: отобрали дочь.
Гудок. Свет фар автомобильных
Кричит, и беспощадна ночь,
И перед нею все бессильно.

В тот миг ты вся в моих руках
Горячим стоном трепетала.
Вот улица в скупых огнях,
Вот поворот – и все пропало.

Еще живет прощальной лаской
К щеке прильнувшая ладонь.
Засовов лязг. И черной краской
Мир перечеркнут и сметен.

Там все осталось: жизнь и дочь, –
Вдруг полоснет ножом: навеки...
Как мне осилить эту ночь,
Как до рассвета смежить веки?

Ты молча стынешь на пороге,
Темнеет на дверях печать.
Так было в снах: скрипели дроги,
В могилу увозили мать.

Да, у тебя теперь нет дома
И ты одна, совсем одна.
И у соседей чуть знакомых
Та ночь пройдет без слез и сна.

А завтра ты начнешь шагать
Совсем не детскою дорогой,
Шагать, не попадая в ногу,
И слишком многое скрывать.
Все просто – отобрали мать…

 

V Но вопреки всему…

Но вопреки всему живу,
Живу и чувствую, и знаю:
Уж тем одним, что правды жду,
Я силу правды утверждаю.

Жить, волю крепко сжав в кулак
(Лишь было бы чему сжиматься).
Жить просто: день за днем, но так,
Чтоб от себя не отрекаться.

Живому сердцу надо биться.
И верю: будет нам дано
И эту дочитать страницу
Спокойно, сдержанно, как то,
Что миновало и прошло,
Чтоб никогда не повториться.

Мы вновь глядим и вдаль, и вширь
Взыскательней, мудрей и зорче.
Так взором проникает в мир
Его преобразивший зодчий

 

О.В. Второва-Яфа

В мире есть место, где люди стареют
Вдвое скорее, чем в жизни обычной,
Место, где юноши даже седеют,
В лютой тоске по Отчизне привычной.
Там не живут — «отбывают срока»,
Делают все «как-нибудь» — «на пока»,
Не умирают там, а «загибаются»,
Дети там лишь вне закона рождаются
И погибают один за другим.

Было то место когда-то святым,
Ныне УСЛОНом оно управляется,
«Лагерем» громко оно называется,
«Каторгой» тихо клянут его люди.

Чем это место со временем будет?
Кто разгадает? Одно несомненно
Из одного поколенья в другое,
Будет то место для многих родное.
Горькою памятью прошлых страданий;
Свиток чудесных и жутких сказаний
Бережно будут развертывать внуки.
Пусть же с другими, не минует их руки
Также и этот правдивый рассказ,
Он хоть и плох, да зато без прикрас.

 

Б. Радо

 

А.З.

В четырнадцати строчках о любви
Скажу ли много?.. Лег на сердце камень.
Любовь моя?.. Она за Соловками
И не придет, как долго ни зови.

Я не напрасно строфы перевил
Гранитом вкрапленным меж ровными строками,
Морской водой в наполненном стакане.
Я бью тебе челом, царица вил!

Чертя улыбчивые фразы
О том, что Вы безумно далеко,
Я память прошлого — осколок старой вазы —
Скрываю в винтиках аорты глубоко.
Часы тоски у заспанных окон
Я не провел без Вас еще ни разу.

 

Ю. Чирков

Спасибо тебе, дорогая,
Ты так мне тепло улыбнулась,
Что сердце мое, догорая,
На миг для тебя встрепенулось.

Друг друга совсем мы не знали,
И, встретившись как-то случайно,
Мы тотчас навеки расстались,
Окутаны дымкою тайны.

И боль снова в сердце замкнулась,
Лишь в памяти радость звучала,
И жизнь, словно ночь потянулась,
Без дна, без конца, без начала.

Но, как и прежде, каждый вечер
Звезды встречаю я восход,
Я верю: этот гнет не вечен
И справедливость все ж грядет!
С тоской щемящей вспоминаю
Я боль и радость прежних лет,
Но остров тот благословляю,
Где в грудь запал мне звездный след.

 

 

 

Современные поэты о Соловках.

Сергей Морозов

Белого моря даль.
Вздохи волны легки.
Вкраплено слово «печаль»
В образ твой, Соловки.
Тянет туда идти,
Где в переплете лет,
Многих людей пути.
Словно далекий свет.
Словно незримый взгляд
Спрятан в проем бойниц.
Вслушайся, как говорят,
В старые губы страниц.
Многое помнят они.
И хмурые лбы валунов
Нас возвращают в дни
Крестов и стальных оков.
Гибли здесь волей царей,
И тысячи канули в мрак
По злобе народных вождей
За веру и просто так.
За веру в России — венец,
За души без плетки идей.
И молча всех принял Творец
У ада и рая дверей.
Как холоден отблеск скалы
В короне твоей, Соловки.
А Белого моря валы
Огромны и все же легки.

Виктор Сергин

Соловьи тут не бывали,
Не певали. Ох, тяжки
Муки тех, кого пытали,
Клали в «вечные мешки».

Камни выглажены морем —
Белым морем, не другим!
Стены выложены горем,
Свищет ветер по таким!

Соловей-разбойник свищет…
Солон ветер Соловков…
А турист все ходит, рыщет,
Ищет певчих соловьев.

 

 

1930

Виолетта Баша.

Между сосен – песок да трава.
Сон ли это, быль или небыль?
Соловецкие острова.
Край земли между морем и небом.
Неуместны любые слова.
Родом мы – от Бориса и Глеба.
Смертна плоть. А душа права –
От рожденья глазами – в небо.
И умолкнет лихая молва.
… Не свинцом. Не единым хлебом...
Соловецкие острова.
Край земли, уходящей в небо.

 

Юрий Айхенвальд.

Хочет Даниил-Заточник, Чтобы стали дни короче, Чтобы день прошел скорей От решеток до дверей... Почему же я тоскую, Умышляю наперед, Словно день прошел впустую, А ведь он еще идет! День, приговоренный к казни, Оцененный ни во что, Отчего же он не праздник, Где в нем солнце не взошло? Вон оно, проходит мимо, Солнце лета моего. Ветви сосен черным нимбом Сомкнуты вокруг него. А кругом морской, небесный, Луговой, лесной простор. Меж собою им не тесно С тех времен и до сих пор. Отчего же эта жажда Видеть завтра поскорей, Словно день отмерен каждый От решетки до дверей?                1971

 

Гамлет в 1937 году

  А вы слышали песни Соловьев в Соловках? — Ну-ка, выстройся, плесень, С кайлами в руках! Ты, очкастый, чего невнимателен? Исключаешься ты Из рабочей семьи, И катись ты с земли К Божьей Матери!   И распались кружки, Раздружились дружки, Потому что история Любит прыжки, Потому что безумный Плясун на канате Ненавидит Времен пресловутую связь. — Датский принц! Вашу шляпу и шпагу! Копайте! Ибо Дания ваша Без боя сдалась.   * * *   А в квартире Кончалось счастливое детство: Образованный мальчик, Из хорошей семьи. И за что-то ему Перешло, как наследство, Званье Датского Принца, Короля Без земли.   1961