Вы не зарегистрированы

Авторизация



Делимся опытом работы. Диалог с автором через художественную деталь.

Submitted by Алина Никитична Илларионова on Fri, 14/06/2019 - 15:43

Воробьева Г.И., методист центра духовно-

нравственного развития личности БУ ЧР ДПО

«Чувашский республиканский институт

образования» Минобразования Чувашии

 (из опыта работы учителя

 русского языка и литературы

 МБОУ «Гимназия № 1»

 г. Ядрин Алексеевой И.В.)

 

 Диалог с автором через художественную деталь

 (по рассказу В. И. Дегтева «Крест»)

 

 Когда я пишу, я вполне рассчитываю

на читателя, полагая, что недостающие в рассказе

 субъективные элементы он добавит сам…

 А.П. Чехов

 

 Одним из способов исследования как метода обучения на уроках литературы является работа с художественной деталью. Она носит поисковый характер, заставляет обращаться к научным источникам, справочникам, развивает пытливую мысль учащихся, формирует внимание к слову, способствует зарождению нравственных побуждений, вызывает интерес к самостоятельным занятиям.

 Алексеева И.В., учитель русского языка и литературы высшей квалификационной категории МБОУ «Гимназия № 1» г. Ядрин, убеждена, что работа с деталью в литературном произведении направлена «на формирование читательских компетенций, а также способности осмысленно воспринимать художественный текст», что это процесс постоянного поиска: она начинается с коллективного исследования на уроках и постепенно становится потребностью при самостоятельном чтении текста. Считает, что произведения малого жанра, которым присуща краткость, являются благоприятной почвой для развития живого ума через видение художественных деталей.

 В 11- м классе один из уроков внеклассного чтения по современной прозе был посвящён рассказу В.И. Дегтева «Крест». В анализе этого произведения детали рассматривались, прежде всего, как:

- отражающие исторический аспект;

- характеризующие героев;

- выражающие отношение автора к происходящим событиям, героям;

- представляющие литературные аллюзии, или маркеры;

- создающие интригу.

 Произведение написано в форме исповеди: повествование ведется от первого лица и рассказчик впускает читателя в самые сокровенные глубины своего внутреннего мира.

 Бывший капитан, сталинский краснофлотец, который по приказу комиссара затопил по пути из Владивостока в Ванино свой корабль с тремя тысячами осужденными священнослужителями, по истечении ряда лет приходит на исповедь к священнику.

 Одиннадцатиклассники вместе с учителем делают экскурс в историческое прошлое нашей страны. Автором не называется дата трагического события, описанного в произведении, но по деталям определяется, что действия происходят в 20-30 годы ХХ века.

 «Я шел из Владивостока в порт Ванино», - так начинается рассказ. В простом по структуре предложении сконцентрирована огромная информация. Обучающиеся, благодаря ресурсам интернета, имеют возможность выйти на исторический материал, воспоминания бывших заключённых, чтобы понять, что это за маршрут и каков конечный его пункт; оценить масштабность трагических событий I половины ХХ века и трагедии героев В. И. Дегтева, оказавшихся в сложной ситуации жизненного выбора.

 По маршруту «Владивосток-Ванино» переправляли осуждённых политзаключенных, уголовников на перевалочный пункт. Ванинская пересылка была самым крупным пересыльным лагерем в СССР. Через него проходил поток заключённых на Колыму... По указанному маршруту в Японском море капитан ходил не раз. «Особый груз» (словесная деталь) - на этот раз «осужденных священнослужителей, высших иерархий духовенства: епископов, экзархов, настоятелей монастырей» - он вез второй раз. О первом «особом грузе», как говорит герой, «страшно вспоминать».

 С увлечением работают ребята над деталями, отражающими поведение героев произведения в острые моменты. В поле их зрения капитан, получивший приказ затопить корабль с особым грузом и высадиться на эсминец, осмысливающий свои дальнейшие действия, помнящий «о морском долге и долге капитана» и четко придерживающийся устава. Им удаётся проследить, какою ценою, какими внутренними мучениями даётся решение главному герою, что он чувствует. Кому - капитану или человеку - внутри было «как на покинутой площади» и на кого «из зеркала… смотрело бескровное, чужое лицо»?

Преступление совершено… Как же ведут себя его свидетели? Одиннадцатиклассники останавливаются на деталях, которые требуют глубокого размышления: в баркас спускающемуся капитану «ни старпом, ни матрос… не подали руки»; отмечают, что В. И. Дегтев не дает прямую характеристику поведению членов экипажа, а через вторую значительную деталь - восклицательное предложение: «А какие глаза были у моряков!» - показывает их внутреннее состояние. Когда акцент сделан на этих деталях, нетрудно ребятам дать нравственную оценку происходящему.

 Обучающиеся с помощью учителя отмечают, что во временном пространстве произведения герой выступает в разных ипостасях. В период совершившегося события и во время исповеди эти две ипостаси разнятся. (В конце урока классу будет задан проблемный вопрос о «динамике души» героя.) От священника исповедующийся бывший капитан допуска на причастие не получает: «сдернута» с головы сталинского капитана «расшитая шелком епитрахиль». Деталь многозначительная, и она является одной из главнейших. Явный голос самого писателя звучит в словах священника: «Какое, вы... какое вы чудовище!»

 Отношение В. И. Дегтева к нравственному выбору капитана в период маршрута «Владивосток-Ванино» выражается и через «крысиный помет» (когда с утопающего корабля прыгнула на баркас последняя крыса, был дан знак «отвалить») на белоснежном кителе, который никак не может оттереть герой. Эта деталь, конечно, не остаётся не замеченной при анализе рассказа: замарана совесть человека.

 Ребята отмечают особое отношение В.И. Дегтева к старпому, так как в тексте просматриваются явные авторские симпатии через ряд деталей:

- «… и пес, подойдя к старпому, лизнул его в руку… » (после того, как старпом подарил Алёше свой свитер);

- «Комиссар… одернул старпома, попытавшегося было его усовестить» (ни один член экипажа не смеет этого делать);

- он не подал руки капитану;

- «Все завороженно смотрели на огромную бурлящую воронку, … а старпом еле слышно бормотал: "Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, иде же несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная..."»

 Очевидно, что он единственный на корабле истинный носитель православной культуры, духовности, именно в его уста вложил автор текст песни Панихида, Кондак, глас 8.

 Обучающиеся при анализе эпизода погружения судна в пучину моря останавливаются на удачно использованных автором словах (глаголах), призывающих к действию, характеризующих священнослужителей, которые исполняют в предсмертный час последний свой псалом.

 Озаряет «искрами божественного света» подростков-читателей послушник Алеша. На уроке отмечается, что автор в создании образа прибегает к литературной аллюзии – явной отсылке к образу Алеши Карамазова в романе Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы». Ирина Владимировна сама доносит до старшеклассников значимость образа Алеши в творчестве писателя, чтоб найти перекличку мировоззрений художников слова разных эпох; говорит о том, что образ Алеши также ассоциируется с образом Святого Алексия в православии, которого называют человеком Божиим. Раскрытие подвига последнего поможет понять замысел автора рассказа, чей герой оказывается среди представителей духовенства – неугодных советской власти элементов.

 В конце произведения появляется интрига: кем является священник, на груди которого «заколыхался серебряный крест», прикрепленный к жетону с изображением княжеского герба, что (или подобный) принадлежал 12-летнему послушнику Алеше, ушедшему в пучину моря с тремя тысячами священнослужителями?

 На заключительном этапе урока класс обращается вновь к главному герою, носителю двух ипостасей, чтобы дать ответ на вопрос: «Позволяют ли читателю снисходительно отнестись к бывшему капитану, кающемуся человеку происшедшие в нём внутренние изменения?»

 Ответы вариативны.

 Ирине Владимировне свойственно быть «властителем дум» своих учеников-читателей. Она, владея магией учителя-словесника, направляет их на путь ученика-исследователя.

 

 

 

 Использованная литература

  1. Вячеслав Дегтев. Крест. Книга рассказов. М.: Андреевский флаг, 2003.
  2. Концепция преподавания русского языка и литературы в Российской Федерации. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2016 г. № 637-р
  3. Белокурова С.П. Словарь литературоведческих терминов. Санкт-Петербург: Паритет, 2006.

»  Размещено в сообществах: