Вы не зарегистрированы

Авторизация



Модернизация в СССР: триумф и трагедия.

Данные об авторе
Автор(ы): 
Чигорина Галина Николаевна
Место работы, должность: 
учитель истории и обществознания "МОУ Краснооктябрьская СОШ" Октябрьский район
Регион: 
Оренбургская область
Характеристики урока (занятия)
Уровень образования: 
основное общее образование
Уровень образования: 
среднее (полное) общее образование
Уровень образования: 
школы-интернаты, детские дома
Уровень образования: 
среднее профессиональное образование
Целевая аудитория: 
Методист
Целевая аудитория: 
Родитель
Целевая аудитория: 
Учащийся (студент)
Целевая аудитория: 
Учитель (преподаватель)
Целевая аудитория: 
Иная категория
Класс(ы): 
9 класс
Класс(ы): 
11 класс
Предмет(ы): 
История
Предмет(ы): 
Краеведение
Предмет(ы): 
Литература
Предмет(ы): 
Политология
Предмет(ы): 
Право
Цель урока: 
обобщение знаний по теме «Советское государство и общество в 20-30гг. XX века»;
Тип урока: 
Урок обобщения и систематизации знаний
Используемые учебники и учебные пособия: 

Н.В.Загладин "История Отечества/ XX

Используемое оборудование: 

экран, проектор, компьютер, документы, прзентация

Используемые ЦОР: 

Стахановское движение в СССР.

Краткое описание: 
Урок охватывает события истории Отечества 1 пол.XX в. Тема урока подводит итог изучению внутренней политики советского государства и служит логическим мостиком к началу изучения новых событий мировой и отечественной истории «Вторая мировая война и Великая Отечественная война 1941-1945гг».

 

Аннотация.
 
Урок охватывает события истории Отечества 1 пол.XX в. Тема урока подводит итог изучению внутренней политики советского государства и служит логическим мостиком к началу изучения новых событий мировой и отечественной истории «Вторая мировая война и Великая Отечественная война 1941-1945гг».
Цель урока: обобщение знаний по теме «Советское государство и общество в 20-30гг. XX века»;
Форма урока: проблемный урок.
Проблема: Модернизация в СССР: триумф или трагедия?
Тип урока: обобщающий урок с применением нового документального, публицистического материала, с использованием произведений советских писателей и поэтов.
Способы проведения урока: презентации, сообщения, рисунки-символы учащихся по теме урока.
Методы и приемы учителя: беседа, самостоятельная работа с текстом, документами, использование проблемной ситуации, элементы дискуссии, использование ИКТ.
 
 
 
 
 
 
 
«Вы – факел, кинутый
В пороховой подвал».
М.Волошин.
Цель урока:
обобщение знаний по теме «Советское государство и общество в 20-30гг. XX века».
 Задачи:
1.создать условия на уроке для понимания противоречивости такого явления в истории как «сталинская модернизация» и подвести учащихся к самостоятельному выводу по проблеме урока;
2. развивать навыки критического мышления у учащихся в процессе изучения исторических событий и причин их появления;
3.продолжить формирование личности, ориентированной на общечеловеческие ценности, уважение к себе как к личности через проявление собственного мнения, отстаивание своей точки зрения и уважение к мнению других.
Ход урока.
1.Вступительное слово учителя.
2.Работа с понятиями «модернизация», «индустриализация», «коллективизация».
3.Презентации учащихся по теме урока
 «Индустриализация в СССР», «Коллективизация в СССР».
4.Работа с документами, художественной литературой.
5.Выводы по теме урока «Модернизация: триумф или трагедия?».
6. Оценивание работы учащихся.
8.Рефлексия.
9.Домашнее задание.
10.Тестирование по изученной теме.
Вступительное слово учителя:
Мы закончили изучение темы «Советское государство и общество в 20-30гг. XX века» и сегодня подводим итоги по данному периоду нашей истории. Это был один из самых героических, но в то же время  и трагических периодов нашей истории.
Давайте вспомним основные события этого периода (НЭП, образование СССР, признание СССР на международной арене, индустриализация и коллективизация, смерть В.И.Ленина, ожесточенная борьба внутри партии за власть, начало борьбы с «левыми», «правыми» уклонами, возвышение Сталина, превращение СССР в мощную индустриальную державу). Мы назвали взаимоисключающие события, успех, победа, радость шли нога в ногу с горем, нищетой, смертью.
В теме нашего урока тоже заложено противоречие. Какое?
Сегодня мы повторим основные вопросы темы, опираясь, в основном, на ваши самостоятельные работы.
Что вы можете сказать о международной обстановке в конце 20-х годов? (ухудшение отношений с Англией, Францией, США, Японией из-за Китая; разрыв дипломатических отношений с Великобританией; советско-китайский конфликт в Манчжурии; ухудшение отношений с Польшей).
Какие задачи стояли перед Советским государством в конце 20-х годов? (стать сильной, экономически независимой, индустриальной державой, имеющей современную боеспособную армию).
Презентация 1 «Индустриализация». В чем вы видите противоречивость момента? Где здесь триумф?
Учитель: Стахановское движение (ЭОР).
Ученик 1: Презентация: стройки пятилеток в Оренбуржье.
Ученик 2. Стахановское движение в Оренбуржье. Приложение 1.
Учитель: Главный источник средств для индустриализации - это село. Но слабые крестьянские хозяйства не были надежными поставщиками хлеба, продуктов питания. Об этом свидетельствовали хлебозаготовительные кризисы 1925, 1927гг.    А в чем причины этих кризисов? (диспропорции в структурной и ценовой политике по отношению к городу и деревне, так называемые «ножницы цен»).
Для проведения индустриализации нужны преобразования в деревне – коллективизация.    Презентация 2 «Коллективизация».
Учитель: Используя произведения Шолохова Поднятая целина», приведите примеры драматизма происходящих событий.
Страшное дело, это когда люди не понимают или не хотят понять друг друга. Каждый считает себя правым. Недовольных объявляли врагами народа и отправляли в лагеря и спецпоселения, а затем использовали их бесплатный труд на важнейших стройках страны.
Документ на слайде.   Из протокола заседания комиссии ЦК ВКП (б)
от 30 июля 1931 г.
Слушали: вопрос о дополнительных заявках на спецпереселенцев и распределении их.
Постановили: […] Обязать ВСНХ в 3-дневный срок представить ОГПУ свои окончательные заявки на спецпереселенцев; удовлетворить заявку Востокстали на 14 тысяч кулацких семей, обязав в 2-дневный срок заключить с ОГПУ соответствующие договора; заявки Цветметзолота — на 4600 кулацких семей и Автостроя ВАТО — на 5 тысяч кулацких семей — удовлетворить; по углю удовлетворить заявки на спецпереселение: Востокугля — на 7 тысяч кулацких семей, по Кизеловскому и Челябинскому углю — на 2 тысячи кулацких семей, заявку по подмосковному углю на 4500 кулацких семей принять условно; по торфу принять условно заявку на 31 тысячу кулацких семей. […] В соответствии с этими заявками предложить ОГПУ произвести необходимое перераспределение по районам и выселение кулаков [...].
Какие выводы вы можете сделать на основании этого документа?
Как им жилось там? Приложение 2.
У вас на столах документы, выдежки из книг Л.Э. Разгона «Непридуманное», из «Колымских рассказов» В.Т. Шаламова.
А как это было в Оренбургском крае?
 Сообщение ученика: коллективизация в Оренбуржье (слайд в презентации урока). Приложение 3.
Стихи А. Галича:  Баллада о вечном огне.
Где бродили по зоне каэры,
Где под снегом искали гнилые коренья,
Перед этой землей — никакие премьеры,
Подтянувши штаны, не преклонят колени!
Над сибирской Окою, над Камой, над Обью
Ни венков, ни знамен не положат к надгробью!
Лишь, как вечный огонь, как нетленная слава —
Штабеля! Штабеля! Штабеля лесосплава!
Позже, друзья, позже
Кончим навек с болью,
Пой же, труба, пой же! Пой и зови к бою!
Учитель: Итоги и последствия индустриализации и коллективизации представлены в виде схемы на 2 слайдах. Подводим итоги.
Решение проблемы: Модернизация: триумф или трагедия?
Стихотворение ученицы Е.Камыниной.
Дом.задание:сочинение-размышление (эссе): за индустриализацию была заплачена, безусловно, большая цена – коллективизация. Но давайте, вообразим, что стало бы со страной, не заплати мы эту цену?
Проверочная работа: тесты (слайд).
 
Приложение  1.
29 апреля 1929 г. XVI Всесоюзная партийная конференция приняла обращение к рабочим и крестьянам, в котором призывала организовать соревнование во всех областях с целью успешного осуществления задач пятилетки.
Уже на другой день после опубликования обращения, более 2 тыс. рабочих и служащих Оренбургского паровозовагоноремонтного завода приняли решение: включиться в социалистическое соревнование. 20 марта была создана первая показательная арматурная бригада из 5 комсомольцев во главе с Сергеем Киселевым, которая выполняла нормы выработки на 150–160%. Новые ударные бригады появились не только на паровозоремонтном заводе, они возникли на заводе «Орлес», металлозаводе № 3, в депо, на швейфабрике, у мукомолов и других предприятиях Оренбурга. В мае в соревнование включились шахтеры Илецких соляных промыслов, несколько позднее его подхватили рабочие Орско-Халиловских рудников.
7–9 декабря 1929 г. состоялась первая конференция ударных бригад Оренбургского округа. К этому моменту их насчитывалось 32. Рассмотрев результаты ударного труда за первый год пятилетки, конференция отметила, что план выпуска промышленной продукции по округу перевыполнен на 13%, производительность труда поднялась на 10%, значительно снизилась себестоимость продукции.
На первых порах соревнование в округе проходило под знаком создания ударных показательных бригад. Особое внимание уделялось борьбе с прогулами, браком, простоями. Значительное распространение получило тогда устройство «музеев брака». Изготовленную с браком продукцию выставляли в цехах на видном месте, сопровождая ее сатирическими плакатами. «Музеи брака» были одной из эффективных форм борьбы с бракоделами.
В 1930–1931 гг. возникают такие формы соревнования, как общественный буксир, сквозные бригады, бригады образцовой работы, бригады ДИП («Догнать и перегнать»). Основным лозунгом соревнующихся стал призыв: «Пятилетку в четыре года К концу первой пятилетки в округе уже насчитывалось 183 ударные бригады. Соревнование поистине становилось массовым.
 
 
 
 
Приложение  2.
Спецпереселенцев сводили в особые артели, жизнь в которых была едва ли легче, чем в лагере. Писатель В. Афонин рассказывал в 1987 г. в интервью «Литературной газете»: «В истории сибирских деревень есть поистине трагические страницы. Это возникшие неестественным, насильственным путем селения на самых отдаленных притоках Оби, куда поздней осенью 29-го – 30-го годов привозили в основном с Алтая раскулаченных. В поляну вбивали кол, говорили: “Здесь будете жить, ройте землянки.    В Северном крае к осени 1930 г. потребность в жилье для переселенцев была удовлетворена на 1%. Не лучше было положение на Урале. В Богословском лесничестве на 102 семьи переселенцев имелось 12 изб, в каждую из которых вселили по 8–9 семей.
Генеральный прокурор СССР Н.В. Крыленко признавал в 1931 г.: «Спецпереселенцы сплошь и рядом находятся в зимнее время в летних казармах и зданиях бывших церквей, банях, шалашах, землянках и палатках, абсолютно перегруженных».
Снабжались переселенцы ниже порога выживаемости. В Сибири суточная норма на одного человека составляла 200 г муки, 20 г крупы, 6 г сахара, 3 г чая, 75 г рыбы и 7 г соли]. На Урале нормы были еще ниже: 200 г муки, 195 г картофеля и 100 г капусты в сутки. За все это приходилось платить на 15% дороже, чем в кооперативной торговле. Но даже такие нормы обеспечивались лишь на 50–70% .В результате только за 19321935 гг. умерло более 300 тыс. спецпереселенцев, то есть каждый шестой. Смертность в 1932 г. превысила рождаемость в 5 раз, в 1933 г. — в 9 раз.
 
 
Путь в лагерь
Из переполненной тюремной камеры (в помещение, рассчитанное на 15–20 арестантов, набивали по 70–80), человек, получивший срок, уходил на этап. В ноябре 1940 г. только за 10 дней из тюрем вывезли в лагеря и колонии 59,5 тыс. чел. Официальная (скорее всего преуменьшенная) статистика утверждает, что к началу Великой Отечественной войны в лагерях и колониях находилось 2,3 млн. чел. К месту отбывания приговора заключенных везли по железной дороге в теплушках или «столыпинских» вагонах. В зарешеченном купе «столыпина» ехали 20–30 человек. В теплушках зимой везли зачастую без отопления. Туалетом служила дырка, прорезанная в полу вагона. До самых отдаленных северных лагерей приходилось добираться морем или баржами по рекам. Люди неделями находились в трюме, впритирку друг к другу, без единой прогулки, даже без вывода «на оправку». Кормили в этапах всегда впроголодь, всухомятку, зачастую одной соленой рыбой, а воды вечно недоставало. Заключенных постоянно грабили конвойные и следующие теми же этапами уголовники. Немногим лучше было положение в пересыльных тюрьмах.
Из книги Л.Э. Разгона «НЕпридуманное»
«Это липкая грязь, оставшаяся от прошедших этапов; вши и клопы; часовые очереди в бане, где дают шайку воды, которой можно только размазать грязь на теле; прожарка, в которой каким-то чудесными способами на одежде сгорал мех и плавились пуговицы, но выживали насекомые… И неутолимый голод, потому что в пересылке можно почти легально не кормить арестантов; грабеж обслуги, звериная ярость охраны… С ними можно делать все. И с ними делали все».
Бесправие заключенных
Малейшее неповиновение конвою каралось расстрелом. При выводе на работу много лет подряд арестанты слышали одну и ту же «молитву»: «Внимание заключенные! Во время движения не разговаривать, не отставать, из шеренги в шеренгу не переходить, из рядов не выходить. Шаг влево, шаг вправо считается побегом, охрана стреляет без предупреждения». Каждый раз, выходя на работу и возвращаясь в жилую зону, зэки подвергались обыску. В бараках спали вповалку на сплошных двух—трехэтажных нарах, на которые иногда были брошены тюфяки. Впрочем, сплошные нары многие предпочитали отдельным: так было теплее. Все лагерники страдали от вшей, которых не могли вывести никакие бани и прожарки.
О свиданиях с родными не могло быть и речи. К тому же у многих семьи были арестованы, дети отправлены в «спецдетдома». Большинство оставшихся на воле родственников репрессированных и думать не смели о том, чтобы повидаться с арестованным.Иные, спасая себя и детей, подписывали отречение от арестованных мужей, отцов, братьев. Особенно тяжело приходилось в лагере женщинам, оторванным при аресте от малолетних детей. Многие из них гибли, не выдержав тоски.
Заключение сопровождалось постоянными избиениями. Чем больше слабел человек, тем больше он подвергался побоям со стороны конвоя и других заключенных.
Из «Колымских рассказов» В.Т. Шаламова:
«Работяг били все: дневальный, парикмахер, бригадир, воспитатель, надзиратель, конвоир, староста, завхоз, нарядчик — любой. Безнаказанность побоев — как и безнаказанность убийств — развращает, растлевает души людей — всех, кто это делал, видел, знал…».
Ужасна была женская лагерная судьба. Голод, побои, грязь дополнялись вечными домогательствами надзирателей, уголовников, лагерной обслуги. Устоять, не согласиться на обещанные льготы — означало чаще всего погибнуть.
Заключенный никогда не мог быть уверен, что проживет хотя бы до завтра. Тому виной были постоянные несчастные случаи на работе, вызванные притупившимся от голода и стужи вниманием, ножи уголовников, а главное — систематические расстрелы. Расстрелять могли за оскорбление конвоя и лагерной администрации. При этом оскорблением считалась не только враждебная реплика, брошенная сквозь зубы в ответ на удар, но и неснятая перед надзирателем за десять шагов шапка. На Колыме в течение многих лет расстреливали за отказ от работы (а отказывались люди, которые от слабости шага не могли сделать, уголовники же не работали на вполне «законных» основаниях.). Расстреливали за систематическое невыполнение нормы, квалифицируя это как саботаж. Расстреливали и по прямым приказам сверху целые категории заключенных, особенно тех, кто был обвинен в троцкизме».
Труд в лагере
В 30-х гг. лагеря располагались по всей стране: «от Москвы до самых до окраин». В 1940 г. ГУЛАГ объединял 53 лагеря, каждый из которых делился на лагерные отделения, те, в свою очередь — на лагерные пункты, имевшие филиалы — так называемые командировки. В основном они сосредоточились на северных и восточных окраинах, там, где велась разработка месторождений угля и руд цветных металлов, заготовка леса, дорожное строительство: на Кольском полуострове и на Печоре, в Бурятии и на севере Красноярского края, в Воркуте и Архангельской области, под Читой и в Хабаровском крае, в степях Казахстана и на ледяных берегах Колымы… «Архипелаг ГУЛАГ» был гигантской империей принудительного рабского труда. Лагеря обеспечивали от 40 до 76% добываемых в стране никеля, олова, хрома, кобальта, 60% золота, заготавливали свыше 25% леса, производили кирпичи, мебель, ширпотреб, сельскохозяйственную продукцию.
Трудившийся в заводском цеху, в инструментальной мастерской, на конюшне был счастливцем. Основная масса заключенных была занята на самых тяжелых работах: лесоповале, раскорчевке трасс, в рудниках и золотых забоях.
Из «Колымских рассказов» В.Шаламова:
«Золотой забой из здоровых людей делал инвалидов в три недели…: В бригаду включались новые люди и Молох жевал… К концу сезона в бригаде Иванова не оставалось никого, кроме бригадира Иванова. Остальные шли в больницу «под сопку»  и на «витаминные» командировки, где кормили один раз в день».
Ответственность за выполнение прииском плана возлагалась на конвой. Поэтому конвоиры или сами пускали в ход приклады, или прибегали к помощи уголовников, которые расхаживали с палками по забою и избивали тех, кто медленно работал.
Лесоповал, который в 30-х гг. вели не только без бензопил, но и без трелевочных тракторов, в лагерях называли «сухим расстрелом».
Заключенные испытывали постоянный голод. Основой рациона зэка являлась хлебная пайка. «Приварок» составляла баланда из гнилой картошки, в которой плавали разваренные рыбьи хвосты, или «затируха» — кипяток с размешанной в нем ржаной мукой, да иногда черпачок каши.
 
 
Из книги Л.Э. Разгона «Непридуманное»:
«“Большая пайка” действительно была большой! Утром нормальный заключенный получал 400 граммов хлеба и миску затирухи; придя с работы, на которой он не только выполнил, но и перевыполнил норму, лесоруб получал 600 граммов хлеба, миску затирухи, еще 200 граммов хлеба вместо второго блюда и еще 200 граммов хлеба — как «премиальное блюдо» за перевыполнение нормы. Следовательно, большая пайка составляла почти полтора килограмма хлеба. Пусть сырого, плохо пропеченного, но настоящего хлеба! Для крестьянина, годами жившего впроголодь, такое количество хлеба — даже без приварка — казалось колоссальным. На такой пайке прожить можно!
В действительности на такой пайке на лесоповале прожить нельзя. Невозможно…
Еще одним страшным врагом заключенных был холод. На лесоповале и в золотых забоях на Колыме зэки работали при морозах 45–50 градусов, одетые в ватные бушлаты и обутые вместо валенок в бурки, сшитые из изношенных ватных брюк. Подошвы бурок шились из того же материала, простеганного несколько раз. Лишь при температуре ниже 50 градусов разрешалось «актировать день» и не выводить заключенных на работу. Правда, иной раз оставаться в жилой зоне было еще хуже — в некоторых северных лагерях жили в палатках и днем, когда не топилась печка и не грело дыхание товарищей, человек замерзал насмерть. Естественно, в лагерях свирепствовали цинга и пеллагра, практически каждый заключенный, побывавший на «общих работах», страдал от тяжелых обморожений. Голод, холод и непосильный труд по 14–16 часов в день превращали здорового сильного человека в «доходягу», шатающегося на ходу. Необратимо изменялась психика.
Из «колымских рассказов» В.Т. Шаламова:
«Самое страшное в голодных людях — это их поведение. Все как у здоровых, и все же это — полусумасшедшие. Голодные всегда яростно отстаивают справедливость — если они не слишком голодны, не чересчур истощены… Голодные вечно дерутся. Споры вспыхивают по самым диким, самым неожиданным поводам: «Зачем ты взял мое кайло?.. Занял мое место?» Кто покороче, пониже, норовит дать подножку и сбить с ног противника. Кто повыше — навалиться и уронить врага своей тяжестью, а потом царапать, бить, кусать… Все это бессильно, не больно, не смертельно — и слишком часто, чтобы заинтересовать окружающих. Драк не разнимают».
Что же такое лагерь? Что выносил человек оттуда?
Из «Колымских рассказов» В.Т. Шаламова:
«Лагерь — отрицательная школа жизни целиком и полностью… Каждая минута лагерной жизни — отравленная минута. Там много такого, чего человек не должен видеть… Заключенный приучается там ненавидеть труд — ничему другому он и не может там научиться…
Он приучается ненавидеть людей. Он боится повторений своей судьбы — боится доносов, боится соседей, боится всего, чего не должен бояться человек. Он раздавлен морально. Его представления о нравственности изменились, и он сам не замечает этого.
Начальник приучается в лагере к почти бесконтрольной власти над арестантами, приучается смотреть на себя как на бога, как на человека «высшей расы».
 
 
Приложение 3.
На апрельском, а затем июльском пленумах ЦК РКП (б) был взят курс на форсированную коллективизацию. К октябрю 1928 г. в Оренбургском округе было 532 колхоза, объединявших 7237 крестьянских хозяйств, или 4,8% от всех. А на пленуме Оренбургского окружкома ВКП(б) 5–7 декабря 1928 г. было принято решение к весне 1929 г. увеличить сеть колхозов и простых объединений до 7,2%.

 
Начавшееся в стране в конце августа 1935 г. стахановское движение нашло последователей в Оренбуржье. Федор Колесов из Погроминской и Федор Широков из Переволоцкой МТС были первыми стахановцами среди хлеборобов. Их имена стали известны всей стране, их примеру последовали В. Дубский, И. Варакин, Н. Комов, А. Ненашев, А. Оськин, В. Широков и многие другие.
1935 г. стал годом большого урожая в Оренбуржье. Валовой сбор зерна составил 160 млн. пудов. Область дала стране 70 млн. пудов хлеба.
Коллективизация на 1 июля 1935 г. достигла в Оренбуржье 91,7%. Когда в 1936 г. прославленная трактористка страны П. Ангелина призвала организовать соревнование женских тракторных бригад, первое место в Оренбургском крае заняла бригада Анны Лаптевой из Благовещенской МТС, а затем третье место в стране. После призыва Прасковьи Ангелиной: «Девушки, на трактор!» — за его руль в Оренбуржье сели 7059 человек.
Летом 1936 г. одержали победу братья Александр и Архип Оськины. Они тогда убрали 3058, а в 1939 г. за сезон осилили 6012 гектаров.
Тех, кто пытался отстоять интересы колхозников, обвиняли в том, что они являются «кулацкими приспешниками», «оппортунистами». Их исключали из партии, комсомола, увольняли с работы, а позднее стали расстреливать как «врагов народа».
Любой промах в работе мог быть тогда расценен как вредительство со всеми вытекающими из этого последствиями.
Во многих партийных документах тех лет существование единоличного хозяйства рассматривалось как чуждое социальное явление. Так, на бюро горкома 29 декабря 1933 г. секретарь горкома Гришаев подчеркивал: «Нужно твердо знать, что в СССР нет места для развития единоличного хозяйства. Колхозник, купивший лошадь, уже не колхозник. Он будет неизбежно изнутри подрывать колхоз».
 
 
 
 
Приложение 4.
 
«ЭКСПЕРИМЕНТ, ИЗ-ЗА КОТОРОГО РОССИЯ И ПОТЕРЯЛА XX ВЕК»
   А.И.Солженицын.
 
«Советский Союз – это тайна, обернутая в загадку и спрятанная в секрет».     У.Черчилль.
 
«Вы – факел, кинутый
В пороховой подвал»
 
М. Волошин.
«Жить стало лучше,
жить стало веселей».
И.Сталин.
 
«…Рука миллионнопалая,
                                        сжатая
В один пролетарский кулак.
Единица – вздор, единица – ноль…».
В.Маяковский.
«Я подымаю тост за людей простых, обычных, скромных, за «винтиков», которые держат в состоянии активности наш великий государственный организм».                       И.Сталин.
 
 
 
Гимн участников первых пятилеток.
От нас все зависело –
Все это знали:
Во благо страны
Мы совхоз поднимали.
Сквозь слезы и боль,
Сквозь пот и усталость,
Мы вклад свой вносили,
Чтоб страна развивалась.
Во благо страны,
Мы себя отдавали,
На подвиги шли,
Ни на что не взирая.
Не страшен нам дождь,
Не страшна нам усталость…
Мы сделали все,
Чтоб страна развивалась.
Нам незнакома
Трусости малость.
Во благо страны
Все дружно старались.
Заслужены будут
И наши труды,
Ведь главный итог – это стройки страны.
Ученица 11 класса Камынина Елена.

»  Размещено в сообществах: